great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Беременности королевы Нейерис

После выявления и рассмотрения треугольника среди детей Визериса II, попробуем посмотреть на их семейную жизнь с учетом окружающих обстоятельств.

Эта семейная жизнь началась в 153 году, когда пятнадцатилетняя Нейерис вышла замуж за своего восемнадцатилетнего брата Эйегона, будущего Недостойного, а семнадцатилетний Эйемон Рыцарь-Дракон надел белый плащ. В последний день 153 года у принцессы родился сын Дейерон, будущий Добрый, относительно которого Эйегон никогда не был уверен в своем отцовстве.

Однако у Эйегона и Нейерис была еще дочь Дейенерис, вышедшая замуж за Марона Мартелла, принца Дорна и младшего брата Марии. И нигде не проскакивает ни намека на то, что Эйегон сообщал, что дочь ему не дочь, ну хотя бы в контексте "король все чаще начал делать завуалированные намеки на незаконнорожденность своих детей". Но нет, намеки есть только про сына, про дочь ни слова. Попробуем разобраться, то ли девочки не в счет, то ли Эйегон насчет дочери в своем отцовстве не сомневался. Ну и попутно нарыть, что нароется.


Нейерис, несмотря на предупреждение великого мейстера Элфорда о том, что следующие роды могут ее убить, рожала перед смертью еще трижды: в 161 и 172 годах, а также через год после смерти Эйемона, произошедшей не раньше 178 года. В этом году Эйегон казнил свою фаворитку Бетани Бракен и ее любовника сира Терренса Тойна, чья смерть послужила причиной мести братьев Тойнов, в битве с которыми и погиб Эйемон. Неизвестно, однако, сразу ли братья Тойны отправились мстить или подождали сколько-то, но дата, раньше которой Эйемон погибнуть не мог, известна.

Если посмотреть на обстановку вокруг родов Нейерис, выясняется интереснейшая вещь: в двух случаях из трех Эйемон отцом не мог быть однозначно, а Эйегон - наоборот, во всех трех случаях мог.

Относительно последней, четвертой беременности Нейерис у Эйемона алиби абсолютно железное: Нейерис умерла родами годом позже гибели любимого брата, то есть забеременела месяца через три после его смерти.

Насчет второй беременности все тоже довольно однозначно. В 161 году в Дорне погиб Дейерон Юный Дракон, королем стал Бейелор Благословенный, первым же указом после коронации помиловавший дорнийских заложников и отправившийся пешком в Дорн, а Нейерис родила близнецов, умерших вскоре после рождения. Именно в связи с этими неудачными родами Бейелор едва не убил себя, постившись в течение месяца. Вероятнее всего постился он после возвращения из Дорна, поэтому пост и оказал такое серьезное воздействие на здоровье короля, ослабленное змеиным ядом. Впрочем, не важно, когда именно Нейерис рожала, а Бейелор постился: до и после похода в Дорн, поскольку Эйемон отсутствовал в Королевской Гавани еще со 160 года, когда он ушел подавлять мятеж вместе с Дейероном, а после находился в замке лорда Виля. На время его отсутствия и приходится вторая беременность Нейерис. Поскольку беременность с одного раза скорее исключение, чем правило, выходит, что Эйегон старательно выполнял супружеский долг как бы не половину времени отсутствия Эйемона.

Третьи же роды Нейерис, произошедшие в один день с родами Барбы Бракен, пришлись на год коронации Эйегона. Упоминание об одновременности родов позволяет довольно точно установить и время зачатия. Барба Бракен была компаньонкой заточенных в башне сестер Бейелора Благословенного. Принцессы были вновь допущены к мужскому обществу со смертью Бейелора и воцарением Визериса в 171 году. После собственного воцарения в 172 году Эйегон назначил отца Барбы десницей, а Барбу открыто взял себе в любовницы. Пока Нейерис рожала Дейенерис и мертвого мальчика, десница открыто говорил о скорой свадьбе своей дочери и короля. Здесь Эйемон вроде как рядом, однако отсутствует еще одна внешняя сила, определенно влиявшая на треугольник: умер Визерис.

Дело в том, что отношение Визериса к треугольнику его детей можно выяснить довольно точно. После вторых родов Нейерис в 161 году и вызволения из змеиной ямы то ли Эйемона Бейелором, то ли Бейелора Эйемоном, принц Эйегон отправлен в Браавос с дипломатической миссией. Мейстер в "Путеводителе" отмечает, что "это было сделано для того, чтобы избавить с трудом поправляющуюся после неудачных родов Нейерис от присутствия Эйегона". Нам не говорят прямо, что думал Визерис относительно связи Нейерис с Эйемоном, вряд ли одобрял, но вот сведение дочери в могилу путем родов (а роды хоть убили Нейерис далеко не сразу, все же каждый раз были очень тяжелыми и ставили роженицу на грань смерти) он не только не одобрял, но и неодобрение выразил ссылкой. Вспомним, что именно ссылку в Вольные Города устанавливает Мейекар в качестве наказания Эйериону Яркое Пламя по итогам событий "Межевого рыцаря". Так что все вполне традиционно и однозначно.

В Браавосе Эйегон отметился десятилетним романом с Беллегерой Отерис, Черной Жемчужиной Браавоса. Не буду утверждать, что все десять лет романа Эйегон провел в Браавосе хотя бы потому, что в 170 году у Дейены Непокорной родился Дейемон, будущий Черное Пламя, по мнению половины Вестероса истинный наследник Железного Трона. Если Эйегон и не являлся настоящим отцом Дейемона (кто ж эту Непокорную знает!), он должен был хотя бы иметь возможность им быть, то есть не только иметь с Дейеной секс (о чем никто кроме Дейены и Эйегона может и не знать), но и присутствовать в Королевской Гавани в соответствующий период (о чем уже вполне в курсе весь двор). Иначе восстание Черного Пламени захлебнулось бы на фразе "да вы что, какой он Эйегонович, Эйегон тогда в Браавосе безвылазно сидел и вернулся, когда Дейемон уже под стол ходить начал!".

Тем не менее ссылка Эйегона была и была довольно продолжительной. И видимо, Визерис оставался при своем мнении относительно Нейерис и Эйегона, поскольку Нейерис в следующий раз беременеет сразу после смерти отца, но не раньше. Так что вполне логично, что когда Визериса не стало, Эйегон папино мнение поимел вместе с женой.

Из перечисленного выходит, что как только появлялась такая возможность, совершенно не любящий и не желающий жену Эйегон бежал активно ее осеменять вплоть до беременности. Именно поэтому он и не выражал сомнений в том, что Дейенерис - его дочь, поскольку ничьей больше дочерью она быть не могла некогда Нейерис было спать с кем-то другим, все время Эйегон донимал.

Интересно, что при таком внимании к жене Эйегон в любимые любовницы выбирал не просто молодых, а прямо-таки девочек. Нельзя не отнестись с улыбкой к высказыванию о том, что Мелисса Блэквуд была более молода и красива, чем Барба Бракен. Ну-ну, "старой"-то Барбе ведь уже шестнадцать, песок сыплется. Конечно, и в наше время ближе к тридцати женщины уже "сморщенные" (© Павел Астахов), что уж говорить про средневековье. Да и любить молоденьких, а не стареньких вполне логично.

Нелогично другое. В год казни Терренса Тойна Нейерис исполнилось сорок лет, но Эйегон при всем разнообразии молодых любовниц упорно трахал немолодую жену.

Да и с внешностью любовниц любопытно. Барба Бракен получила отставку сразу после родов в пользу тощей Мелиссы Блеквуд. Видимо, Барба была полновата, поскольку зло обзывала преемницу плоской, как мальчишка, что послужило поводом Эйегону отобрать у Бракенов холмы Сиськи и подарить их Блеквудам - теперь у Мисси тоже появились сиськи, причем Барбины. То есть у Эйегон в любовницах были не просто малолетки, а субтильные малолетки, в типе жены. (Для серии портретов Романа Папсуева Мартин дал такое описание Нейерис: "Очень стройная девочка-женщина, даже меньше Дени, с большими фиолетовыми глазами и тонкой бледной полупрозрачной кожей. Она мало ела и была болезненно худой, почти истощенной").

Можно еще предположить, что Эйегон до последнего хотел наследника своей крови, вот и заставлял Нейерис рожать, а сама Нейерис, Эйемон, папа Визерис и женщины хрупкого телосложения были ему до лампочки. Однако этот вариант не находит своего подтверждения: если бы Эйегон хотел законного сына, он после смерти Нейерис женился хотя бы на Серении из Лиса, особенно после того как она забеременела.

Так что приходится говорить не о любви Эйегона к молодым и красивым, не о желании получить правильного наследника вместо неправильного Дейерона, а об одержимости женой и упорных попытках ее поиметь как через регулярное ее осеменение, так и через секс с ее подобиями. Ужасающе несчастный человек был Эйегон, нельзя не признать. Хоть и сам в своих несчастьях виноватый.
Tags: c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments