great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Таргариены: Вера против Политики (16)

16. Суета вокруг женщин и драконов.

Висенья срочно и быстро понадобится - и будет абсолютно незаменима, - в случае, если Балериону потребуется поддержка Вхагар. Но какая угроза может заставить поднять на крыло два бомбардировщика?

Из хроник известно, что как-то раз нескольких драконов выпустили одновременно - "и певцы назвали поле битвы Пламенным Полем". И было это в общем не так давно. Но в первый год своего правления Мейегор сам один успешно разогнал восставших фанатиков аж в двух крупных битвах. Причем в первой из них даже без Балериона. Мда, мелковат нынче пошел фанатик.

Когда же еще приходится считать драконов и использовать каждую доступную единицу боевой техники? Когда драконы идут на драконов, конечно.

Посмотрим на примеры из хроник времени большой Таргариеновой междоусобицы. Тем более что Танец Драконов очень неплохо описан и документирован, так что можно провести весьма наглядные аналогии.

Что такое Балерион времен Мейегора? Это примерно Вхагар Танца Драконов - старейший и наигромаднейший дракон Вестероса. Или Вермитор, необычайно крупный и сильный дракон. Квиксильвер возрастом, размером и свирепостью не может превосходить Кровавого Змея Караксеса, дракона порочного принца Дейемона. А скорее Красную Королеву Мелеис, красивую, сытую и ленивую драконицу Рейенис-почти-королевы. Что до Пламенной Мечты, то она представляет собой нечто среднее между Солнечным Огнем Эйегона II и драконами старших сыновей Рейениры.

Еще раз разберемся в соотношении сил - лишний раз убедиться в правильности собственных умозаключений не помешает. Да, Рейенис-почти-королева на Мелеис против Эйемонда верхом на Вхагар не устоит в принципе, как и Квиксильвер против Балериона (версию сильно больного дракона и сильно пьяного всадника мы с вашего позволения всерьез рассматривать не будем). Рейенис в такой ситуации может сделать одно: со смехом и с честью погибнуть в неравном бою. Максимум, на что может рассчитывать Эйегон, вышедший на Квики против дяди на Балерионе, - гибель в бою, а уж со смехом или без смеха, вопрос скорее философский. На практике Дейемон на Караксесе добился гибели Эйемонда и Вхагар, но и Караксеса положил, и еще большой вопрос, уцелел ли сам. Но Караксес - не мирный Квиксильвер, а "грозный зверь, беспощадный, изворотливый и отведавший битвы". Да и сам Дейемон далеко не мальчик и не зеленый новичок - он, "испытанный и закаленный на Ступенях, боевым опытом превосходил всех их врагов, вместе взятых".

Размеры самолета и опыт пилота - это, конечно, важно. Но успешные танцы драконов времен Танца Драконов демонстрируют нам, что численное превосходство в воздухе тоже следует учитывать. Хотя точной аналогии "старый опытный дракон в бою против двух молодых" старый конспиратор Мартин предусмотрительно нам не дает, все-таки нечто близкое в тексте присутствует. Вот последний бой Вермитора, которого можно уподобить Балериону, с Морским Дымом и Тессарион. Конечно, и Вермитор, и Тессарион без всадников, и вообще между Морским Дымом и Тессарион до момента нападения Вермитора, похоже, сеанс брачных игр. Но в принципе сравнение работает. Вот большой и грозный Вермитор нападает на Морского Дыма, с летальным исходом для последнего; но поскольку Вермитор каким-то загадочным образом оказывается мертвым на земле, надо думать, Тессарион, как истинная женщина, сильно на него обиделась за вмешательство в самый неподходящий момент. А будь у Тессарион всадник, и будь они с Морским Дымом на одной стороне, и имей они нормальный план действий...

Так что если против Балериона претенденты выставляют Квиксильвера плюс Пламенную Мечту, соотношение сил меняется.

Но не надо думать, что Висенья предает и подставляет Мейегорушку. Никоим образом. Сыну стоит только обратиться к маме, и верная она немедля примчится на Вхагар. А против Вхагар и Балериона нет смысла даже затевать заварушку.

И это - еще один очень важный момент, позволяющий заподозрить именно руку Завоевательницы в происходящем. Последний довод королей у Висеньи всегда довод именно последний. Никто не мешает родственникам, между которыми пока нет пролитой крови, встретиться, взвесить существующий расклад дел и договориться миром. То бишь детишки поглядят на стоящих крылом к крылу Балериона и Вхагар, впечатлятся и пойдут на уступки. И не прольется кровь как обеих линий Таргариенов, так и тех, кто эти линии поддерживает.

А там, глядишь, и Висенья, поговорив с сыном без его назойливых баб, вернет свое влияние на Мейегорушку и останется рядом с ним. И не надо считать, что она жаждет власти для себя. То есть, конечно, не без этого, дама она честолюбивая. Но после воцарения Эйениса, как мы помним, Висенья удаляется на Драконий Камень и дает любимому старшему мальчику сделать собственные ошибки. Поскольку уверена, что у Эйениса мозги и выучка есть.

А у Мейегора - нет. И проблема разлада с ним не в том, что Висенью отлучили от кормушки и ей обязательно надо вернуться в политику. Но в том, что Мейегор без нее не выдюжит даже со своими двумя молодыми и красивыми. Слишком многого не понимают младший мальчик и его жены, чтобы сохранить дело жизни Висеньи - завоевание и объединение Вестероса. В очередной раз закройте глаза и представьте себе ситуацию последнего года жизни Мейегора - только предположите, что Джейехейриса не существует. Что будет со страной? Распад, к которому все идет. Гибель дела жизни Висеньи.

Но Висенья не из тех, кто сдается. И - что, как мы надеемся, уже ясно, - при всей славе Завоевательницы Страны Пламенем И Кровью она предпочитает решать дела миром, выпуская с запасного пути бронепоезд лишь в самом крайнем случае.

Между прочим, организация совместного выхода в свет Балериона и Вхагар - не для войны, но для побуждения к миру, - очень похожа на события следующего, 44, года, когда оба гиганта крылом к крылу стоят, не тратя огонь и калории, а просто давая налюбоваться на себя со стен Староместа. Предъявить бомбардировщики - и этого вполне хватит, чтобы не просто без единого выстрела взять Старомест. Еще до сдачи города бледные и нервные Хайтауэры убирают одного из своих и вообще стелятся зеленой травкой под ноги королю и его старой матушке. Стопроцентно рука Висеньи, а не ее сына.

Вот почему в качестве наиболее похожей на правду версии мы рассматриваем сознательный допуск Эйегона и Рейены к драконам. В принципе, конечно, возможно, что только Рейена должна была забрать Пламенную Мечту, а Джуниор несанкционированно оседлал Квики. Или только Эйегон должен был попытаться найти себе крылатого друга, а Рейена заодно умыкнула свой транспорт. Но давайте не умножать сущности без необходимости. В доступе все равно только мелкомоторная авиация. И если супруги заберут лишь одного дракона, Мейегор справится сам. А если двух - обратится к маме. В любом случае король и сын в безопасности, Висенья нигде ни разу не предает его интересы.

Разумеется, главное условие акции - все должно быть обставлено так, что Висенья вроде как и ни при чем, совсем тут ни при чем. Старенькая ведь уже бабушка, обскакали ее молодые внуки, куда ей за ними угнаться. Так и не догнала она их, бедняжка, пока они, показывая старушке нос, на драконов вскакивали.

Тут было бы неплохо вспомнить, через кого Висенья может устроить подобный демарш. Поскольку в ее родовом поместье находится под чем-то вроде домашнего ареста мать обоих претендентов Алисса Веларион-Таргариен. Дать претендентам связаться с мамой или ей с ними, потом закрыть глаза на переписку, подготовку и, наконец, визит с последующим угоном самолетов. Просто и красиво.

Да, но погодите - существуют два серьезных возражения против того, что Пламенная Мечта находилась с Рейеной - в год битвы при Божьем Оке и позже. Первое. Если драконица рядом с Рейеной после гибели Эйегона, какого такого Рейена прячется на Светлом острове с детьми, а потом еще и сдается людям Тианны, покорно отправляясь в столицу? Почему не улетает и/или не вступает в борьбу? Против Балериона Мечта, конечно, маленькая еще, но пехоте от бомбардировщика мало не покажется. И второе. Почему все-таки Эйегон на Квики при Божьем Оке есть, а Рейены на Мечте там нет? Непорядок.

Попробуем разобраться.

Начнем с того, что прятаться на Светлом острове для вдовы Эйегона, что с драконом, что без дракона, вполне естественно. Ну, допустим, есть у нее свой дракон. И куда ей с ним деваться? Муж погиб. Ланнистер вроде как не гонит, но, в общем, это все. Мейегор усмирил страну и заставил себя признать. Даже главные мятежники Хайтауэры, к которым Рейене дороги однозначно нет, сидят тихо. В следующем году не Вера идет на Мейегора, но он на Старомест. А уж после операции в Староместе и некоторой дочистки воинственных верующих в Вестеросе совсем тишина. Попробовать завербовать на свою сторону кого-то из лордов? Кого? И чем их привлечь? От Эйегона у Рейены не сын, но дочери. Был бы мальчик, был бы претендент, был бы разговор с лордами... а так - даже две девочки таргариеновской крови одного претендента не составят. Наследником от линии Эйениса был после Джуниора Визерис, но его показательно замучили в столице. Последний брат, Джейехейрис, бежал с матерью и сестрой с Драконьего Камня. Даже если Рейена знает, куда, до Баратеонов, во-первых, лететь через всю страну, а во-вторых, зачем Баратеонам, которые ставят на Джейехейриса (причем еще не сейчас, но лишь в конце царствования Мейегора), вдова и малолетние дочери Эйегона? Еще один дракон к двум имеющимся - это неплохо, конечно. Но и все. Да еще надо долететь до Штормового Предела так, чтобы никто не заметил (опять-таки если Рейена знает, куда лететь, и если Баратеоны будут готовы рискнуть конфликтом с Короной, ее принимая, - Алиссу с младшими, скорее всего, прячут, как саму Рейену, в тихом месте, окруженном морем).

В землях заморских Рейена с близнецами тоже никому не нужны. Да и далеко они, заморские земли, даже дальше земель Баратеонов. Остается сидеть, растить детей и надеяться, что до перемены ветра в государстве Ланнистер не выдаст.

Кстати, отсидка Рейены именно на Светлом острове - косвенный признак, что при ней может быть дракон. Спрятать дракона на материке чрезвычайно сложно. На острове - значительно легче. И сам дракон далеко не улетит, и доступ посторонних на остров закрыть куда проще.

Что до момента, когда спецслужбы Тианны таки ж находят вдову с детишками, пленяют и вывозят в столицу, а она не оказывает ни малейшего сопротивления, - это можно спокойно организовать и при наличии Пламенной Мечты под рукой. Что надо делать, чтобы Рейена не оказывала сопротивления и с овечьей покорностью пошла (в случае наличия дракона - полетела) за похитителями? Да взять у нее девочек, и только. И ничего мать, хоть с драконом, хоть без дракона, не сделает, кроме как потащится куда ей сказали. Бежать с детьми на драконе? Помилуйте, одновременно тащить двоих детей и открывать двери, уж не говоря об отодвигании крышек люков без помощи рук, могла только героическая радистка Кэт. И только в кино. Можно, конечно, теоретически представить себе, как Рейена седлает Мечту, привязав двойняшек за спиной. Но, простите, привязывание двойни за спину - процедура, которую на бегу и в спешке не провернешь. (Между прочим, мелочи у Мартина, особенно как бы совсем лишние мелочи, всегда даны совсем не просто так. Будь у Рейены одна девочка, сопротивляться спецслужбам ей было бы гораздо легче. Скорее всего, именно поэтому Мартин и придумал, что девочек у Рейены - две.)

Что касается героического нападения с воздуха на тех, кто держит в заложниках детей, то этого и героическая радистка Кэт не смогла бы сделать, даже подкинь ей Центр со Штирлицем бомбардировщик и пару огнеметов. Уж не говоря о том, что плеваться пламенем в похитителей не станет никакая мать, если похитители детей сопровождают. Пламя, оно даже для Таргариенов пламя, кроме самых особых случаев, типа Дени на высоте аффекта.

Кстати, когда Пламенная Мечта оказалась в столице? В 48 г. она там, потому что именно оттуда и именно на драконице бежит Рейена. Если молодую вдову захватили на Светлом Острове не только вместе с детьми, но и вместе с драконом, все очень понятно. Возможно, Тианна с Алис и даже Мейегор и хотели бы деть драконицу куда-нибудь еще, но как? У дракона только один наездник. Попросить Рейену перегнать дракона на Камень? Сложно, рискованно и, собственно, незачем. Очень кстати есть новое строение на холме Рейенис. Вполне достаточно загнать туда Мечту и ограничить доступ к дракону Рейены покуда получится.

Если же драконицы с Рейеной на острове не было, а была она, как мы помним, в последнем логичном месте своего пребывания - на Драконьем Камне, то как Мечта в 48 г. оказалась в столице? Мейегор в честь свадьбы пригнал? Так чужого дракона так просто с места на место не перегонишь. Рейену отпустил за драконом съездить, пока дочки под присмотром Тианны поиграют? Несомненно, такой вариант возможен. Только непонятно, зачем это Мейегору. И уж совсем непонятно, как могла допустить такое бдительная Тианна. Конечно, Рейена, выйдя за дядю замуж, могла начать лить ему в уши речи о своей верности, любви и необходимости воссоединиться с Пламенной Мечтой. Мейегор, как мы помним, когда дело касается женщин, регулярно тюфяк тюфяком. Но даже он должен помнить, что Алисса Веларион к этому моменту уже сбежала с Драконьего Камня с детьми и двумя драконами и потихоньку вербует сторонников. Станут ли Мейегор и особенно Тианна рисковать тем, что к оппозиции присоединится еще один дракон? Особенно если учесть, что Вермитор совсем молодой, пусть и крупный, наездник у него - подросток, Алисанна и вовсе девочка, так что вдвоем они Балериону не опасны. Но если к двум малолеткам добавится Пламенная Мечта, - кто его знает, как выйдет.

Так, но почему Рейена обрекает на верную смерть мужа, не выйдя на битву при Божьем Оке? Мотивы личной ненависти или любви к кому-то другому не слишком работают: ведь с гибелью Эйегона его вдова теряет очень многое, если не почти все.

Самый простой ответ на основании имеющихся данных: близняшек супругам не аист принес. Рейена должна была забеременеть, относить их положенный срок и родить. Причем поскольку беременность первая и двойней, протекать она могла непросто. А уж что роды были непростые и долгие, это и к гадалке не ходи. Если Рейена на сносях или оправляется после тяжелых родов, совершенно естественно, что в бой она не идет.

Но почему все-таки идет на верную смерть Эйегон? Ведь можно было бы, казалось, подождать, пока Рейена родит/оправится от родов. И шансы сразу другие, и результат может быть иной. Что решает пара-тройка месяцев?

Если Джуниор не самоубийца, не клинический идиот и не запущенный адреналиновый наркоман, остается единственная возможность: парень поставлен извне в такие условия, когда надо либо идти в бой и славно гибнуть, либо капитулировать, потеряв лицо, достоинство и всякие, даже слабые, надежды занять престол. Проще говоря, если он не может медлить - или ему откажут в поддержке союзники. А один Эйегон, даже с Рейеной, против Мейегора и армии Короны много не навоюет.

И вот с этого места поведение Висеньи, поведение претендентов и поведение трио Мейегор-и-его-бабы как-то вдруг увязывается между собой, а загадки начинают объяснять друг друга.

Висенья сыграла Эйегоном и Рейеной с их драконами против Мейегора? Да, но в политике подобные игры - вещь повсеместная. Теперь сыграть теми же самыми молодыми претендентами против Висеньи могут в столице.

Старая Завоевательница пытается вернуться к власти, используя свою незаменимость в военном вопросе? Значит, надо сделать так, чтобы Висенья для решения проблемы попросту не понадобилась. Но живой Мейегор для Тианны и Алис важен даже больше, чем живой Эйегон для Рейены. Пусть сражение состоится, но так, чтобы Мейегор почти не рисковал. То есть не просто справился бы своими силами, без вызова необходимой Вхагар и нежеланной Висеньи, а справился легко и непременно. Что для этого необходимо? Чтобы на воздушный бой Эйегон вышел один, без жены.

Решение напрашивается само собой. Рейена временно небоеспособна ввиду последних сроков беременности. Значит, надо сделать так, чтобы именно сейчас, пока она не в игре, Эйегон вышел на битву. Причем чтобы обязательно вышел - а то Рейена со временем оправится, и придется все-таки обращаться к старой мерзавке за помощью, что неизбежно осложнит отношения Тианны (а, может, и Алис) с Мейегором. И, конечно, давайте не будем наивны - сколько бы Висенья ни утверждала, что не виноватая она, молодежь сама пришла, Тианна, Алис и с их подачи Мейегор должны отлично понимать, что просто так с Драконьего Камня самолеты не угоняют.

Как можно поторопить Эйегона и заставить именно сейчас вступить в битву? Нажимом на Лимана Ланнистера, разумеется. До сих пор он вроде как держит подобие нейтралитета - не кормит и не хоронит не выдает племянников дяде, но и военную поддержку не оказывает. Если нажать на него, грозя настоящей качественной войной, включая горячее Балерионово пламя, станет ли он рисковать ради молодой пары претендентов? Или во имя покоя себя и своих земель выполнит поставленную перед ним Короной задачу выпихнуть Эйегона на битву вот прям щас? Вопрос, конечно, риторический.

Как отправить Эйегона на верную смерть в воздушном бою? Здесь есть свои способы. Во-первых, психологическая обработка, вроде той, с помощью которой Визериса заставили сопровождать кхаласар (тоже в общем-то проводили на верную смерть, хотя там еще Джорах регулярно устраивает аккуратные провокации... но мы же не знаем, кто состоит при Эйегоне и как именно его обрабатывают). Во-вторых, мощным средством давления являются наземные силы тех, кто согласен воевать за претендента. Если их немножечко подтолкнуть, они явятся раньше, чем должны были. А если еще немножечко, то они соберутся расходиться раньше, чем будет готова к бою Рейена. И получится, что либо сейчас, либо никогда. В-третьих, испокон веков существуют классические методы дезинформации противника. Допустим, разведка Лимана сообщает, что Мейегор собирается улетать за море / на Север с попутным визитом в Долину Аррен / утюжить непокорный Дорн. Так что быстренько все собираемся и бежим на столицу, пока самолет в отлучке. Ну, Квики сейчас один, и что? От него все равно не потребуется вступать в бой. Так, помашет крыльями и поблещет серебром.

Может, схема была такая, может, не совсем или совсем не, но со своей задачей Лиман справился: Эйегон на Квики оказался под Божьим Оком один - и, конечно, смертником.

Дальше понятно.

Правда, Лиман то ли не потерял до конца совесть, то ли не хочет сбрасывать все имеющиеся козыри, то ли все сразу при сильном преобладании второго. Рейена остается под его защитой - а вдруг как родит мальчика? Наша песня хороша, начинай сначала. Впрочем, отдадим Лиману должное: Рейена родила девочку и еще одну девочку, и все равно он ее продолжает прятать на Светлом Острове. Не будем, правда, отдавать Лиману больше должного, чем следует: если при Рейене не только девчонки, но и дракон, это очень, очень полезная гостья. Даже если не строить насчет ее дракона, ой, то есть, простите, насчет нее самой матримониальных планов.

Ну и не станем забывать, что Тианна-то, конечно, могла найти Рейену и близняшек хоть в огне, хоть в хрустальном шаре, но вот заполучить их со Светлого Острова было бы очень непросто без содействия все того же Лимана Ланнистера.

Нда, неслабо у него набирается перед этой ветвью драконьей династии долгов, по которым следует платить. Уж молчал бы Яндель насчет гордых, честных и обиженных первыми Таргариенами Ланнистеров.

*продолжение следует*
Tags: anna_y, c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments