great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Таргариены: Вера против Политики (15)

15. Загадки вокруг драконов, загадки загадок и всяческие загадки.

В хрониках прямого ответа на наши вопросы нет. Там восседание-то каждого из супругов на своем драконе документируют лишь по разу: Эйегона на Квики - в 43 г. в роковом бою, Рейены же - пятью годами позже, когда она по воздуху удирает из столицы с Мейегоровым мечом. Конечно, это не значит, что в иное время брат с сестрой с драконами были разлучены. Или, напротив, находились рядом. Во времени и пространстве возможны многочисленные варианты. Хотя по косвенным признакам о чем-то догадываться можно: так, Эйегон-Джуниор должен был какое-то время учиться управляться с новообретенным самолетом - а Квики, соответственно, с пилотом-новичком (неизвестно, кому из них было сложнее).

Попробуем подойти к вопросу логически и последовательно рассмотрим все открывающиеся возможности. Начнем с того, где в принципе может содержаться прирученный дракон. Если при всаднике, то в любых, в том числе совсем полевых, условиях. Если же дракона держат в городе, для содержания зверюшки приходится выделять отдельную площадь - в интересах как дракона, так и города.

Однако дракон неотлучно находиться при всаднике не обязан - равно как и всадник при драконе. Мало ли какие дела, не требующие применения боевой авиации, могут быть у правящего класса. Тогда возникают некоторые заморочки: самолет, скучая без работы и пилота, может натворить нехорошего. Мейегор определенно не из прихоти, а по явной необходимости строит на холме с дурной славой просторный и высокозвездочный драконий приют. До этого приказа ничего подобного в столице нет - а иначе и приказывать было бы незачем (особенно в условиях больших проблем со строительными кадрами).

Какой-то временный ангар для огнедышащих в Гавани, бесспорно, есть, ведь целых шесть Таргариенов (троица Завоевателей, Эйенис, Мейегор, Рейена) держат в столице своих крылатых любимцев, в том числе очень крупных. Но вообще содержание драконов в Гавани - мероприятие довольно молодое. К тому же непостоянное, ибо регулярно прерывается налетами на несгибаемый Дорн, путешествиями по стране и прочими бонвояжами. Традиционно базой не только Таргариенов, но и их ящеров, является Драконий Камень. Зверюгам там настолько комфортно, что в какой-то момент они вернутся в природу и станут на бестаргариеновом приволье воровать овец у местных.

Итак, драконы Рейены и Эйегона могут быть либо при них, либо без них:
- в столице,
- на Драконьем Камне,
- где-то еще в спецангаре, о котором мы ничего не знаем (при тщательности работы Мартина - крайне маловероятная ситуация).

Теперь посмотрим конкретно, что мы знаем о передвижениях Квиксильвера и Пламенной Мечты. Последний момент, когда присутствие всадников рядом с ними несомненно, - неспокойный конец царствования Эйениса. Бросив мятежную столицу, король и его семья летят/плывут в логово Висеньи на Драконьем Камне. Как бы спешна ни была эвакуация, Квиксильвер стопроцентно при всаднике. Ибо боевыми самолетами на войне не разбрасываются. К тому же при поддержке с воздуха эвакуироваться всяко безопаснее.

Здесь следует заметить на полях, что Висенья предлагает Эйенису обрушить на мятежников кровь и огонь. Понятно, что это призыв к возвращению Мейегора, но, между прочим, это еще означает, что Эйенису было чем обрушивать эти самые кровь и огонь. Так что присутствие самолетов на фамильном острове следует считать доказанным.

С Пламенной Мечтой несколько сложнее: Рейена с Эйегоном могли отправиться в свадебную турпоездку по местам гражданской войны не после, а до оставления Гавани династией. Но поскольку в столице неспокойно уже тогда, боевой самолет ребятки либо взяли с собой, либо отогнали на безопасный Драконий Камень.

В принципе возможен вариант: "Пламенная Мечта оставлена в Гавани". Но, как мы помним по Танцу Драконов, не очень взрослые драконы могут быть успешно и довольно быстро убиты толпой фанатиков. И даже в том случае, если драконов несколько. А уж когда он один...

Конечно, в правление Мейегора драконов еще не начали убивать пачками, но - и это важно, - как абсолютное оружие, при встрече с которым надо накрыться простыней и тихо ползти в сторону кладбища, их тоже не воспринимают. Скорее уж отчаянные вестеросские граждане выходят (даже на драконов самых что ни на есть взрослых и могучих) большой толпой и начинают бороться. И ведь это неоднократно удавалось: Висенья получила ранение в бою, а Мераксес и вовсе погибла в Дорне. Были, конечно, и разумные люди случаи сдачи без драки - Торрхен Старк, леди Аррен. Но, во-первых, это не толпа, а руководство, а во-вторых, все-таки попыток сбить самолет заметно больше. Причем это на поле боя, то есть когда дракон летит с неба и пыхает огнем, а не когда тоскует в ангаре на цепи, брошенный любимым хозяином.

Логически рассуждая, если в столице все так запущено, что король с семьей вынужден драпать под защиту фамильной цитадели, оставлять драконов в зоне доступа разгоряченных фанатиков ни в коем случае нельзя. Как минимум династия останется без драгоценного оружия. Как максимум лишится его навсегда, ибо оружию пооборвут крылья, а заодно и все остальное.

Где находится после эвакуации один дракон семейства, понятно по контексту: где Эйенис, там и Квики. Король, как помним, прожил остаток жизни на острове: болел, выздоравливал, снова болел и наконец умер. После этого Квиксильвер находится там, где его нашел и приручил Джуниор, то есть на Драконьем Камне. Вообще, если присмотреться, складывается впечатление, что драконы без всадников с островов не улетают. Причем не только с Драконьего Камня - Вхагар на Дрифтмарке прямо там и тосковала без Лейены, пока Эйемонд не пристал со своим сочувствием как банный лист. Да и, легким движением мышц стряхнув цепи и поднявшись в воздух, драконица не полетела в родную голубятню, а вернулась туда, откуда взлетела.

Что до Пламенной Мечты, то с вероятностью пятьдесят на пятьдесят, как появление динозавра на Невском, она может быть при путешествующей Рейене либо на Драконьем Камне. Но Пламенная Мечта все же скорее на Невском не появится в путешествие с молодоженами не отправляется. Ибо у нас есть опорная точка, она же тонкий намек от автора на толстые обстоятельства. Претенденты "осаждены в замке Кракехолл, укрывшись там после того, как их ежегодное путешествие прервало восстание против короны". Совершенно понятно, что нет смысла в осаде, если осаждаемые могут попросту улететь, да еще плюнуть на прощание огнем. И раз не улетают - значит, не на чем.

Для тех, кто все-таки считает, что вертолет можно запереть в замке, если окружить последний как следует, Мартин (добрый все-таки он, и как автор, и как человек) дает подсказку номер два. Поскольку свадебное путешествие в военной обстановке - все-таки, как бы это помягче, не совсем логично, зачем Эйегон вообще отправляется в неспокойные юго-западные земли? Ответ один: ищет сторонников. Но, простите, в маскулинном вестеросском обществе делать это Настоящему Мужику и Истинному Королю под крылом жены как-то совсем не комильфо ("Никакой ты не командир" - с. "Максим Перепелица").

Итак, оба дракона находятся на Драконьем Камне в момент смерти Эйениса и по крайней мере некоторое время после нее. Однако в 43 г. Квики уже под седлом Джуниора и гибнет вместе с ним в безнадежном воздушном бою. Когда, хотя бы примерно, Эйегон приручил и получил отцовского дракона?

И как, черт возьми, ему это удалось?

Потому что перед нами встает во весь рост еще одна загадка.

А именно. У Эйегона в сложившейся ситуации есть две возможности оседлать Квиксильвера. Первая - за тот месяц-полтора, что суровая гроссмутер провела вне Драконьего Камня: полет в Пентос, полет в Гавань, вызов фанатикам, организация Суда Семерых, дежурство у постели коматозного Мейегора. И вторая - после этого, когда Висенья вышвырнута из политики и сердца сына. По логике, она должна вернуться к себе на остров и начать думать, что делать с теми, кто виноват.

На первый взгляд, первый вариант выглядит более-менее вероятным. Но это только на первый взгляд.

Вернемся к моменту отлета Висеньи из родового гнезда. Только что умер Эйенис. И вообще-то Висенья задумала дворцовый переворот, ибо наследовать отцу по закону должен сын. Но сын Эйениса - тот самый Эйегон, который свел любимого мальчика Висеньи отца в могилу и против которого в стране бунтуют фанатики. Не будем перечислять по второму кругу все причины, побудившие Висенью выдвинуть в короли кандидатуру собственного сына. Скажем лишь, что решение это было не бесспорным, имело противников (привет, великий мейстер Гавен!) и, раз уж было принято, нуждалось в хорошем исполнении.

Может ли в данных условиях Висенья позволить кому-либо из неправильных Таргариенов детей Алиссы приручить или забрать дракона? Ни в коем случае. Мы бы даже сказали так: именно потому, что Висенья держит под присмотром всех драконов, она имеет возможность действовать так, как она действует. Мейегора ожидают триумфальное возвращение, тысячи встречающих его в Гавани сторонников и вызов представителей Веры на Суд Семерых. И как следствие - коронация. Если не предусмотреть в такой ситуации строгий учет и охрану драконов, можно весь сыр-бор даже и не затевать.

А если Висенья что-то делает, она делает это как следует. Мятеж Гавена, вероятно, тоже позволил и оппозицию выявить и прижать к ногтю, и встряхнуть службу безопасности, дабы бдили и кого попало на остров не пущали.

В общем, попасть на Драконий Камень вообще, к дракону в частности и правильно приручить дракона совсем уж в особенности, Эйегон может лишь с разрешения (ну или при намеренном попустительстве) Висеньи. И неважно, есть она на острове или ненадолго отлучилась.

Итак, проблема сводится к следующему: в какой период времени и с какой целью Висенья могла бы позволить Эйегону угнать самолет с Драконьего Камня.

Теоретически она может пойти на это, пока у нее на руках недобитые фанатики, неуспокоенное восстание, неутешные Хайтауэры и недвижный Мейегор. Дни идут, а ситуация не меняется. Вроде как самое время обдумать резервные варианты? Однако, поскольку Тианна, пусть и после допроса с пристрастием длительного собеседования, допущена к телу Мейегорову, эти варианты Висенье сильно не нравятся. Что лишний раз доказывает личное неприятие Висеньей кандидатуры Джуниора (и нежное отношение к покойному Эйенису, которого Висенья, согласно Янделю, активно сживала дцать лет с лица земли). Конечно, личное и важное для политика - это сильно разные вещи, но даже политики - люди, и ничто человеческое Висенье не чуждо. Кроме того, как мы помним, с политической точки зрения для Висеньи Джуниор немногим лучше, чем с точки зрения личной.

Таким образом, для обсуждения у нас остается лишь период разрыва Мейегора с мамой.

Конечно, с точки зрения Янделя и его последователей это самый что ни на есть абсурд. Получается, что Квики уводят из-под носа самой главной сторонницы и сподвижницы свежевозведенного на трон короля. Она, значит, всю жизнь положила на то, чтобы Мейегорушка переплюнул Эйениса и ему наследовал, а тут!..

Но если выводы Янделя во внимание не принимать, а смотреть на факты, получается совсем иная картина. Висенья очень резко и прочно отодвинута от политики вообще и влияния на сына в частности. Мейегор с помощью двух молодых женщин справляется вроде бы не хуже, чем с помощью одной старой. Посему возвращаться к маме за советом не планирует.

Хм. А давайте поставим вопрос так: есть ли ситуация, в которой никакие жены заменить маму не способны? И если есть, может ли Висенья такую ситуацию организовать?

Однозначно - да.

*продолжение следует*
Tags: anna_y, c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments