great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Таргариены: Вера против Политики (8-10)

8.

Вернемся к тому, с чего, собственно, начинается самостоятельное правление Мейегора - а именно к восставанию товарища с коматозной кушетки навстречу тому, что приготовила для него мама. Пауза на месяц, конечно, имела место быть, но итоги Суда Семерых никуда не делись. Пора пожинать плоды политической победы?

А именно.

Хайтауэры не просто связаны по рукам и ногам, как было после разглашения тайного брака Мейегора и Алис, - на сей раз они зажаты в идеологические клещи. Ибо являются заложниками собственной политической игры и не могут этого не понимать. Мейегор - законный король. Вера проиграла, что уж там.

Однако трудами и мудростью Висеньи у Мейегора есть возможность не просто получить, что он хочет, в полном размере, но еще и протянуть руку политическим противникам, дав им возможность сохранить лицо. Ну, запутались. С кем не бывает. Боги, которых специально спросили, расставили все по своим местам, время собирать камни и строить из них храм мира. Добрый, всепонимающий король-Таргариен всех прощает, любит, восходит на трон вместе со своими королевами, одна из которых - Сериса. Хайтауэры, прижав уши и хвост, тем не менее остаются возле власти и дальше могут работать на благо ея творчески, убедительно и плодотворно. Особенно если правильно поймут Мейегора, ласково грозящего им пальцем и мягко сообщающего на будущее: ребята! давайте жить дружно!

Тут, между прочим, следует вспомнить мнение Тайвина, который сволочь редкая, но мужик-то ведь крайне умный, к тому же умный именно политически. Просто хоть включай в учебники для властных структур. "Джоффри, когда твои враги бросают тебе вызов, ты должен встречать их сталью и огнем, но когда они преклоняют колени — протяни им руку и помоги встать. Иначе никто больше не упадет перед тобой на колени. А тот, кто постоянно повторяет «я король», не заслуживает этого звания. Эйерис так этого и не понял, но ты должен понять" ("Битва королей", шестая глава Тириона). Золотые слова, и не их, слов, вина, что они оказываются всего лишь бисером перед свиньями Серсеей и Джоффри.

Причем у Тайвина пока что планы, а у Висеньи все готово и в шоколаде, только встань и изволь откушать. Умные еще могут почтительно внимать и учиться. Ибо повернуть ситуацию так, чтобы слабые стороны оказались сильными, а неприемлемые действия сделались вполне допустимыми, есть высочайший класс политического искусства. Вынужденный брак Мейегора с Серисой можно расценивать как слабость и уступку Таргариенов, горько плакать и топать ногами по поводу. Но этот же самый брак способен подарить королевству мир, а Мейегору - трон в благополучном королевстве. Алис в качестве второй жены можно рассматривать как оскорбление для Хайтауэров. А можно - как разумную меру, ибо беременностей и тем более рождения наследников за Серисой не замечено. Будем драться до последней капли крови? Или остудим головы и придем к консенсусу - и Серису сохраним, и Алис добавим, и Мейегора на трон посадим, и Алиссу Веларион с ее выводком отодвинем подальше?

Компромисс, предлагаемый Висеньей, прекрасен тем, что договаривающиеся стороны даже не так чтобы недовольны. Раз уж весь месяц, пока Мейегор в отключке, никто не торопится реализовать запасные варианты (хотя они у политиков по определению всегда есть). Вместо этого народ упорно ждет - причем, похоже, ждет обещанного шоу. С этой точки зрения любопытно рассмотреть сбор Сынов Воина в Септе Поминовения наутро после выздоровления Мейегора. Ибо он, конечно, может быть организован для обороны и совместной молитвы. А может - не только. Уж очень мероприятие напоминает заполнение амфитеатра зрителями в ожидании зрелища ("Театр уж полон; ложи блещут; партер и кресла, все кипит; в райке нетерпеливо плещут, и, взвившись, занавес шумит"). Мейегору остается появиться на сцене, возблагодарить богов (желательно не подглядывая в бумажку) за то, что они не просто рассудили по справедливости, но еще и вернули его к жизни, обнять обеих жен, пожать руки Хайтауэрам и улыбнуться под овации зала. А что на заднем плане у Мейегора - дракон, так это исключительно для зрелищности. Ну и для моральной поддержки немного, ибо, как известно, добрым словом можно добиться многого, но добрым словом и пистолетом драконом - еще большего. А буде кто из присутствующих выступит с несвоевременной критикой постановки, его даже без Балериона сама Святая Вера быстренько отлучит от себя, выведет из театра и разберется по-свойски. В общем, публикация, причем красивая, заранее достигнутого соглашения. Ну, как Джоффри было велено простить кающегося Неда и отправить его на Стену.

К сожалению, и Джоффри, и Мейегор мам не слушаются. О Джоффри как-нибудь в другой раз, а Мейегором следует заняться неотложно.


9.

Слабое место динамического равновесия, искусно найденного Висеньей, в том, что все завязано на Серисе. Нет Серисы - нет мира, договора и общего процветания.

К сожалению, центр равновесия на Серисе Хайтауэр плохо согласуется с чувствами Мейегора, каковыми он с детства не очень умел управлять, - вспомним хотя бы зарубленную лошадь. Учитывая, что помянутая лошадь случилась в жизни Мейегоровой давно и неправда, констатируем, что воспитание Висеньи дало свои плоды. И вообще чувства политика - это вроде как очень не главное в политике.

Но что, если политик на самом деле не политик, но всего лишь вывеска "Король", а за ней не очень умный человек, легко поддающийся чужому влиянию?

Годы вдали от мамы не могли не сказаться как на характере Мейегора, так и на степени влияния на него другой женщины его жизни, Алис. Место властной мамы, которую слушается мальчик, занимает властная жена. А жену перспектива делить трон мужа с Серисой Хайтауэр и ее крышей никак не может ни радовать, ни даже устраивать. Насколько Тианна хочет в тот момент свой кусок мальчика/трона, не совсем понятно, равно как не очень ясна степень ее личного влияния на Мейегора в день № 29 от Суда Семерых. Впрочем, девушки очевидно спелись и дерутся за свой пирог парой. Драка паучих в банке, она же дележка пирога внутри пары, начнется позже и кончится, как мы помним, плохо для всех.

О том, как сформировался девичий дуумвират, нам прямо не сказано, но кое-что предположить можно.

Начнем со сроков. Что все стопроцентно случилось во время пребывания Алис в Пентосе, ясно даже и ежу. Но Алис с мужем находятся за морем довольно долго, с 39 по 42 год, то есть года три плюс-минус.

Уточнить сроки помогают два соображения, политическое и сексуально-любовное. Во-первых, Висенья не такой человек, чтобы в Гавани у нее все было схвачено, включая септу на именном холме, а в Пентосе, где единственный сын три года в ссылке, за ним никто не присматривал. Особенно если учесть, что Мейегор ума невеликого, а его деваха весьма напориста и будет стремиться к тому, чтобы переключить послушание мальчика на себя.

С этой точки зрения, кстати, отказ Мейегора развестись с Алис и остаться в Вестеросе следует воспринимать как первый проигрыш Висеньи в борьбе с невесткой. Будь та склонна хоть немного поступиться своим положением, возможно, Висенья через Эйениса (который тоже не против умирить страсти) добилась бы от всех признания двоеженства сына. Особенно если бы невестка номер два забеременела. Но Алис предпочитает никому навстречу не идти и на годы выдергивает Мейегора из крепких объятий матери. Именно ей больше всех выгоден расклад с отбытием за море - и любимой женой принца остаться, и мужа из-под маминого влияния вывести.

Так что у Висеньи возникает дополнительная причина присматривать за сыном в Пентосе очень, очень внимательно. И, будем откровенны, если возникнет возможность избавиться от Алис, она же компромат на невестку, вернуть статус кво.

На этом месте следует вспомнить соображение второе, сексуально-любовное. Народное мнение, что Тианна любовница Мейегора, потому что оно всем ясно и иначе не может быть, можно спокойно игнорировать. Королю по должности в глазах народных положено иметь направо и налево всех красоток в зоне доступа (а кто не верит, читайте "Золотую ветвь" хотя бы). Но когда в народе начинают шептаться, что приезжая дама спит не только с королем нашим, но и с его любимой королевой, это слух совсем другого типа. Ибо у королевы в должностных обязанностях прописано совершенно иное поведение, чем у короля.

Ох уж это вечное гендерное неравенство.

Итак, Алис, похоже, пылает удовлетворенностью любовью настолько, что не может этого скрыть от столичных взоров. А ведь показывать этого нельзя ни в коем случае, ибо измена королевы мужу смерти или по крайней мере разводу подобна. И это прекрасный козырь для Висеньи, бдящей покруче любого народа. Да и Мейегорушка, конечно, послушный мальчик, но когда сердится, бывает резковат - лошадь-то располовинил, помнится.

Так что следует признать наиболее вероятным, что отношения Алис и Тианны в самом яблоневом цвету и вообще у них медовый месяц. А также - что большая любовь посетила Алис впервые с появлением Тианны, Мейегор же был для нее в основном способом устроиться в жизни. Короче, сначала Мейегор целует, Алис подставляет щеку, а потом Алис целует, Тианна подставляет щеку... а потом однажды перестанет подставлять, и нетривиальный треугольник, которыми богата история Таргариенов, поэтапно закончится полным торжеством острой стали над членами треугольника.

Но это потом. Пока констатируем, что Тианна не могла появиться в постели Алис давно, ибо даже Узкое море не помеха для внимательного взгляда Висеньи. Правда, возле постели Алис Тианна вполне может какое-то время находиться - потому что в этой самой постели все три плюс минус года Алис упорно не удается забеременеть.

Успешные авантюристы всегда знают, за что зацепить человека и как выглядеть безопасным в глазах его окружения. Тианна может находиться возле Алис довольно давно, если не лезет ни в постель Алис и Мейегора, ни в политику, и вообще усердно работает Распутиным при Аликс / Мизинцем при Лизе / в общем, психотерапевтом при женщине, которой никак не удается достичь душевного равновесия / забеременеть и родить. Вариант "Григорий тихо проходил мимо никого не трогал, а его схватила Алис и приволокла в Царское срочно явить остро необходимое чудо" тоже ничему не противоречит. По-любому Тианна: а) подвернулась слишком вовремя, чтобы это было нечаянно с ее стороны б) правильно сыграла на страхах Алис. Ну, а много счастья от качественного секса Тианна в любом случае устроила Алис либо перед отплытием в Вестерос на чемоданах, либо на корабле по пути в Гавань, но совсем только что.

Угадайте с трех раз, кто соблазняет, а кто думает, что соблазняет, и кто кем пользуется, а кто лишь думает, что пользуется. Для расширения кругозора рекомендуем то место у Мартина, где совершенно аналогично любят друг друга Серсея и, внимание, Таэна Мерривезер. С Мартина станется сыграть именами, дав намек для тех, кто совсем в танке своих Мнений.

В общем, формируется дуумвират, который хочет в решающий момент правильно (это, если кто не понял, в интересах дуумвирата) повлиять на мальчика, привыкшего слушаться сильную женщину. Для этого надо, чтобы сильная женщина, во-первых, не уступила своего главного места в жизни мальчика, а во-вторых, чтобы сказала правильное слово в подходящий момент. Но сначала требуется, чтобы сам мальчик был способен хоть что-то услышать. А чтобы привести мальчика в нужное состояние, нужен доступ к его бесчувственному телу.

А доступ дает лично Висенья. И первая битва дуумвирата, она же вторая битва Тианны, - с грозной Завоевательницей.

Возможно, передачу Тианне полномочий по Мейегору тоже следует рассматривать с привлечением основного текста саги. Не совсем понятно, чем Тианна цепляет Висенью, - но мы точно знаем, чем мейега зацепила Дени. Вот сейчас встанет твой страстно любимый Дрого, и все твои проблемы сами рассосутся, и мир вернется в ту точку, где пытался рассыпаться в мелкое крошево и с концами ухнуть в яму. Дени ведь не просто спасает Дрого. Она пытается спасти ту жизнь, которая была у нее при Дрого, не понимая, что ничего уже не соберешь, и можно идти только вперед, и вообще, если она оглянется, то погибла. Что-то вроде этого, видимо, случается и с Висеньей. Хотя тут женщина совсем иной закалки, с громадным опытом, включая не только личный, но и политический. Так что спасать Висенье надо не только свою жизнь, но и работу всей своей жизни.

Так что не будем путать личное с важным. Жизнь жизнью, сын сыном, но такие гиганты, как Висенья, скорее ведутся на что-то глобальное. Ну, например, на мир во всем мире.

Ведь Мейегор - это возможность заключить мир на приемлемых условиях. Причем возможность бескровная, политическая, красивая, изящная и т.д. и т.п. Эйегон все-таки сильно многих и многим не устраивает. Его вообще только что из столицы тряпками выгнали, как-то западло теперь соглашаться на все, против чего вполне успешно бунтовали. Неужели ради того, чтобы признать Эйегона, вся эта толпа и собиралась?.. Ни политической выгоды, ни возможности сохранить лицо, ни даже разрядки для скопивших напряжение народных масс.

На Мейегора же можно согласиться без войны, ибо он другой Таргариен, не чета тем, кого гнали. А за Серису он вотпрямщас и извинится, и исправится под строгим взором мамы.

А вот на Эйегона, видимо, согласиться без войны не выйдет. Может, Висенья и пыталась сделать что-то в этом направлении - мы же не знаем, когда Квиксильвер появился под седлом младого Эйегона, не исключено, что как раз за месяц комы Мейегора. Но если кто-то что-то сделать и пытался - все равно подготовленный вариант устраивал всех значительно больше.

Тут-то и пришлась кстати Тианна с предложением не только оживить сына, но и навести порядок в стране. Причем мирным путем. Висенья стара, она не может хоть сколько-то не думать о крови, огне и степени прожарки оппонентов том факте, что благополучие на подобном фундаменте выходит не очень крепкое и не слишком долгое. Да, совсем недавно она предлагала Эйенису обрушить на страну кровь и огонь. Но там, во-первых, не было другого выхода для Эйениса, которому требовалось хорошей пощечиной быстренько привести народ в разум и только потом составить нормальный разговор (а именно Эйенис при его дипломатичности способен этот нормальный разговор красиво и творчески провести). Во-вторых, мама очень, очень хотела Мейегора обратно. А в-третьих, предлагать можно много логичного, но Эйенис именно этому совету второй матери последовать был не в состоянии, и не факт, что умная вторая мама об этом не догадывалась.

И вообще Висенья ко всему готова, много раз жгла и убивала, так что если вдруг иначе не выйдет, ну что ж, значит, иначе не выйдет. Но если есть возможность, к примеру, не жечь Орлиное Гнездо с маленьким мальчиком, а вместо этого покатать мальчика на драконе, та же страшноужасная Висенья с удовольствием обойдется без лишних зверств. Не может ли она повестись на возможность передать по наследству благополучную страну?

Более того - не может ли у Висеньи к старости, когда пора уже и о душе подумать, появиться желание искупить многолетние ужасы Завоевания?

Но тогда ее настигает очень мартиновская кара: крови и огня становится лишь больше. Сын не просто отвернулся, он обернул бескровный мир кровавой войной. И Тианна обыгрывает Висенью вчистую - куда круче, чем мейега Дени. Висенья теряет даже то, что могла бы еще спасти.

Ведь не просто на 30 день от Суда Семерых Мейегор выходит на рассвете из замка, садится на Балериона и летит на зачистку. Сначала его выход приветствуют тысячи, что уже вызывает сомнение, а не велась ли интенсивная подготовка к явлению короля народу. Ну не дежурили же тысячи вокруг замка целый месяц? Хотя кто его знает. Но вот вокруг септы, которую зажжет Мейегор, стоят лучники и копейщики, поставленные добивать бегущих из горящего здания. А оцепление - это такая штука, которую в пять минут не организуешь. Следовательно, операция готовилась по крайней мере ночью с 29 на 30 день от С.С. Конечно, может быть, что Мейегор продрал глазки на рассвете, потянулся, умылся, оделся и вышел навстречу радостным тысячам седлать Балериона и лететь на дело. Но как-то логичнее, если Тианна его воскресила по крайней мере вечером 29 дня, а то и раньше.

А потом до утра дня № 30 в таргариеновских верхах шла упорнейшая борьба. Ибо, очнувшись, король не просто отказался реализовывать мамины планы и вкушать подготовленный шоколад, но занялся организацией операции, которая должна была полностью свести на нет все усилия Висеньи.

В чем и преуспел.

А поскольку особого интеллекта за Мейегором, как мы знаем, ни разу не замечено, приходится считать, что отторжение мамы и продукта ее трудов спланировано то ли Алис и Тианной, то ли Тианной и Алис. И основной целью операции были не те, кто сгорел в септе или был добит при попытке выбежать из нее. И даже не их руководство, то бишь Хайтауэры / Вера.

Целью является Висенья. Точнее, ее влияние на сына. После того, что Мейегорушка устроил в столице, непоправимо рушится не только политика истинной Завоевательницы Вестероса, но и ее отношения с сыном.

Нда, Мартин не только страшный человек, но еще и упорный, пусть и тихий, феминист.


10.

Чисто технически отстранение Висеньи от власти осуществляется следующим образом.

Тианна после длинного (и, надо думать, очень сложного) разговора допускается к телу Мейегорову, имея карт-бланш.

Тут, по логике, Висенья должна была хотеть остаться при сыне и пытаться контролировать ситуацию. По той же логике Тианна должна стремиться выставить Висенью за дверь. Видимо, и выставила - "Вдовствующая королева после встречи с Тианной доверила уход за его милостью единственно лишь ей – и сторонников Мейгора это весьма беспокоило".

Дальше все довольно просто. Само собой, Тианне велено сию же секунду, как Мейегор очнется, позвать Висенью. Что весьма и весьма логично со стороны Висеньи, но совершенно не укладывается в интересы Алис, Тианны и вообще дуумвирата. С другой стороны, позвать к Мейегору сначала жену и лишь потом маму Тианна тоже никак не может. Ибо Мейегора оставили наедине с Тианной, ок. Но лежит он не под открытым небом, а в какой-нибудь комнате. И у комнаты определенно есть дверь, за которой может стоять кто угодно и пропускать того, кого ему угодно и/или велено. Да хоть даже сама Висенья на табуреточке сядет (не знаем, как вы, а лично мы так бы и сделали).

Не через окно же Алис лезть по условному сигналу в сорок восемь утюгов на подоконнике. А втихую от свекрови прорваться к мужу через тайные ходы в замке, который еще не Мейегоров, но, наверное, какие-то лазы имеет, тоже сложно: стройка-то была Висеньи. Так что ходы-выходы если кто и знает, то уж всяко не Алис, которая там и пожить-то не успела, и не Тианна, которая вообще только приехала.

Так что очнувшемуся Мейегору на ухо шептала не жена, но Тианна. Причем вполне ясно, что именно - и тут не важно, были они раньше знакомы или нет, и спал Мейегор с Тианной или нет, и даже знал ли Мейегор, что Тианна переспала с Алис (хотя при простом, простодушном характере Мейегора в последнем мы сильно сомневаемся). Ты хороший и правильный мальчик, ты все сделал точно, как мама сказала, и чуть не помер после этого, потому что мама, она, конечно, тоже хорошая и правильная, вне всякого сомнения, но она уже старенькая и не совсем адекватно оценивает обстановку. Так что при всей бесспорной и сильной любви к тебе мама быть руководительницей и направительницей не способна. Ее надо любить и уважать, а также ценить и беречь ее старые, усталые нервы, но слушать ее не следует, иначе второй раз из комы точно не выскочишь. В интересах мамы не плакать на твоей могиле, правда? И вообще она будет рада, что ребенок наконец повзрослел и снял с ее плеч тяжелую политическую ношу. Теперь ее несешь героический и безупречный ты! А твоя жена, святая и бескорыстная женщина, примчавшаяся из-за моря с лучшим реаниматологом мира под мышкой, будет до последнего вздоха стоять на страже твоих интересов (ну и, благодаря дополнительной специализации реаниматолога по акушерству и гинекологии, тебе ребеночка родит). Поэтому ты решил обнять маму, обнять жену и пойти на нехороших фанатиков войной. В чем мы тебя, несомненно, поддержим, ибо ты - лучший.

Ну и как-то осторожно, наверное, была проведена мысль, что ошибка мамы тем более велика, что она хочет вернуть Мейегора к Серисе, а ведь общение с родственниками Серисы может любимую Алис и уморить, причем в точном значении слова. Чего мама, к сожалению, понять не может ввиду старости и усталости.

Вот как бы и все. Раскол в благородном семействе, влияние Висеньи на Мейегора разорвано в клочки, ночная кукушка (к тому же не одна, а с подружкой) перепела дневную. Король сказал. Вооруженные силы радостно поддерживают его против Висеньи, которая, конечно, Завоевательница, но, во-первых, женщина против мужчины, во-вторых, старая против молодого, а в-третьих, армия всегда за то, чтобы радостно пострелять и порубить тех, кто уже, видимо, достал за время, прошедшее с бегства Эйениса из Гавани. И пока Таргариены отсиживались в эвакуации, их сторонникам в столице, надо думать, пришлось несладко. А когда счеты и ненависть накопились, всегда приятнее убивать, чем замиряться.

Поэтому народ тысячами радостно встречает восход нового солнца-Мейегора. Поэтому армия с охотой и готовностью окружает септу. Поэтому Тианна провоцирует Мейегора на решения, которые уничтожают и влияние Висеньи на сына, и репутацию самой Завоевательницы. Вокруг солнца-Мейегора незамедлительно располагаются две луны - Алис "по возвращении в столицу" становится королевой Мейегора, а Тианна, луна несколько меньших размеров, в том же 42 г., что и приход Мейегора к власти, становится женой короля. Сериса жива, но у власти не замечена и уж, конечно, не коронована. Возможно и даже скорее всего, она находится на положении заложницы.

А дальше все как всегда в политике - сказал "а", будешь вынужден сказать "б". Реки пламени сменяются реками крови, что, с одной стороны, логично, а с другой - оторопь берет, как поймешь, сколько народу нужно положить ради хорошего, надежного разрыва одной старой женщины с одним придурком-сыном.

*продолжение следует*
Tags: anna_y, c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments