great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Таргариены: Вера против Политики (4)

4.

Чтобы разобраться в дальнейших играх вокруг данного престола, разберемся для начала с позициями игроков.


Начнем с Алиссы Веларион, раз уж в прошлой серии столько пришлось уделить внимания ее действиям. В общем Алиссу тоже понять можно: замуж выходила за наследника престола, детей рожала исключительно от него, почему вдруг теперь, когда муж благополучно сделался королем, наследник - не их общий сын, а младший брат короля? Потому что Висенья такая крутая? А еще потому, что Мейегор такой мачо, в то время как Эйенис всего лишь прилично развит физически?

И если бы только это. В конце концов, у Мейегора детей как-то упорно нет, и шансов на развод со Староместом нет тоже. Рано или поздно (скорее поздно, конечно, но хоть какое-то утешение) трон получит тот, кто его достоин ее, Алиссы, сын от Эйениса. Но ведь за ангельское терпение и уступки в вопросе интересов собственных детей следует получить хоть какую-то компенсацию.

А ее, на минуточку, нет и не предвидится. Как мы помним, дети Алиссы, кроме Рейены-первенца, драконами при Эйегоне не награждены, - и Эйенис упорно ведет ту же политику. Мало того, дети Алиссы, включая Рейену-первенца, словно бы и не выставлены на брачный рынок. Никаких следов выгодной партии при дедушке-Эйегоне, - и Эйенис упорно ведет ту же политику.

Алисса, конечно, пытается делать что может, по-своему, по-женски. Вспомним, что на Драконьем Камне, где мирно доживает последние дни устарелый Эйегон, он окружен внуками, которые смотрят ему в рот и внимательно слушают его байки. Визерису в момент смерти дедушки примерно 8, Эйегон старше Визериса по меньшей мере на год и соответственно младше Рейены, которой примерно 15, тоже по меньшей мере на год. То есть от 9 до 14. Надо думать, парень, которого упорно не пускают в наследники, уже многое понимает, в том числе задачу, прямо или скрыто поставленную мамой: делать так, чтобы дедушка любил, ценил, уважал и в завещании написал на первом месте.

Внуки Эйегона обворожили, но не до такой степени. Став королевой, Алисса остается при том, что ее старший сын не принц, драконов у детей нет и надежды на хорошие браки что-то нет тоже. Вспомним реакцию Кейтилин на известие, что отличная партия для Сансы может не состояться по каким-то там левым Недовым соображениям, - надо думать, Эйенису приходилось дома все более несладко. Однако что бы ни делала Алисса, Эйенис в вопросе выдачи супругов и драконов отпрыскам не уступает.

Дело плохо. Причем даже не с бабской, но и с политической точки зрения. Ведь избранный династией путь компромисса с лордами и договорного сдерживания гонки драконьих вооружений - плохой путь. Рано или поздно равновесие нарушится, восстания полезут из всех щелей, и укротить их будет очень, очень сложно. Придется договариваться о поддержке с лордами, усиливая свою зависимость от них. Ну или надо срочно сажать носителей гена на драконов и справляться собственными силами. Но признаков усаживания, как мы помним, все нет и нет. Есть очень немолодая Висенья на Вхагар. Есть Мейегор на Балерионе, главная сила Таргариенов. Есть Эйенис и Квиксильвер, а также Рейена и Пламенная Мечта. И в общем все. Негусто.

Похожее подобие мира при последовавшей затем войне оставят после себя Визерис I (Танец Драконов порвет королевство в клочья) и Джон Аррен (война Пяти Королей и вовсе пустит клочки по закоулочкам в преддверии жестокой зимы). Критическая ситуация определенно назревает, а приемлемого для правящей династии пути выхода из тупика не видно. Как и действий по его поиску со стороны Эйениса.

Может, правда, такие действия и есть, просто интересы детей Алиссы там не на первом месте. А пилящую мужа пополам бабу королеву отодвинули от решения серьезных вопросов себе на беду. Вот она и действует, как может, хватая единственный шанс.

Посмотрим, что делает Эйенис, вступив на трон. В правление Завоевателя Мейегор числится заменой наследника, при вступлении на престол Эйениса своих позиций не теряет. Плюс к тому в добавление к титулу принца Драконьего Камня Мейегор получает от брата фамильное Черное Пламя и официальное предложение править вместе. Далее Мейегор оседлает Балериона (укрепив тем самым свою важность для государства) и наведет порядок в Долине Аррен безо всякой армии. После чего король назовет своего брата десницей, чем еще больше приблизит Мейегора к власти. А своего и Алиссы старшего сына от власти, напротив, отдалит. И ведь нельзя сказать, что Эйенис действует глупо, опрометчиво и вообще не на благо государства. Складывается впечатление, что Висенья с Мейегором получают обещанное вознаграждение за честное исполнение своей части обязательств.

Хотя некоторые смотрят на поддержку и помощь себе как на святую обязанность каждого, тот же Станнис, например. Возможно, Алисса придерживалась схожих взглядов. Однако все более бесперспективного положения Эйегона-младшего при делающем успешную карьеру дяде это не оправдывает.

В общем и целом, действия Мейегора (читай - Висеньи) вокруг престола, безусловно, направлены на помощь этому престолу. Но параллельно еще и на то, чтобы свое положение наследника престола закрепить. Что никак не добавляет доверия в отошения между невесткой и деверем. А оказавшийся между двух огней Эйенис лишь усугубляет конфликт интересов.

В любом случае Мейегор власть и ее атрибуты набирает, Эйегон младший - теряет, Рейена засиживается в девках, Сериса не оправдывает возложенных на нее надежд, младшие Таргариены растут бездраконными, а страна вместе с правящей династией движется к кризису. Действия всех участников конфликта не то чтобы оправданы и уж конечно небезупречны. Однако невозможность договориться все усугубляется, а идти на уступки, чтобы разрядить напряженность, никто, кроме бедняги Эйениса, особо не хочет.

Гениальный шанс одним ударом изменить все сразу вдруг наверняка воспринят Алиссой как подарок богов и единственная в жизни возможность (и в некотором роде так и есть). Делом жизни Алиссы естественно является устранение Мейегора - не обязательно физическое, все-таки Эйенису он брат, и братья, похоже, друг к другу питают сколько-то братские чувства. Но если Мейегор сам, совершенно самостоятельно, идет на грандиозную глупость, почему не помочь общественности о ней узнать? Все довольно гуманно - не нужны кровь и смерть ни Мейегора, ни его второй глупой жены. Опять же Алисса по-женски вроде как защищает интересы жены первой - да эта дурочка Сериса ей ноги должна целовать, вместе со всем своим семейством.

С точки зрения политики работа чистая и даже элегантная. Ибо Алисса устраивает для главных вестеросских поборников Веры и приличного поведения натуральную шахматную вилку. Хайтауэры все в имидже, поэтому спустить на тормозах скандал со вторым браком Мейегора, разумеется, не могут. Даже если и захотят. Что в принципе возможно, если Висенья при некотором участии Мейегора с ними поговорит, обсудит и сделает пару дипломатических реверансов. Сериса, между прочим, не просто жена Мейегора. Она - будущая королева Мейегора. И никаких разговоров о разводе нет, так что, даже если Алис станет второй королевой, Сериса будет первой. А что, прецедент недавно был и в памяти свеж: Эйегон имел двух жен, почему Мейегору не быть с двумя женами? Тем более там - сестры, а здесь порядочные вестеросские мисс. Так сказать, облагороженный обычай.

Еще одно очень важное обстоятельство - у Серисы нет не только детей от Мейегора, но даже и беременностей. Что очень, очень плохо для будущего династии. Если Висенья женит Мейегора на Алис не без ведома Хайтауэров, все в общем в рамках возможного компромисса. Сериса по-прежнему жена и будущая королева. А что до Алис, то будем посмотреть, удастся ей забеременеть от Мейегора или нет. Если да, то это сработает на руку не только Мейегору, Висенье и Харровеям, но в некотором смысле и Хайтауэрам. Мейегор наследует слабому здоровьем брату, коронует двух королев, Серису и Алис, и объявит наследником собственного ребенка. Хайтауэры останутся у трона, невзирая на то, что наследник будет не от их девочки. Ну и ладно, зато девочка станет королевой, а главное - семья при ней.

Если же Алис не удастся забеременеть, возможны варианты, поскольку брак вообще-то тайный и Вера вместе с Хайтауэрами о нем официально совершенно не в курсе. А семья Харровеев не такая уж могучая, чтобы их кандидатка не могла выпить холодной воды в жаркий день и скоропостижно скончаться, допустим, от пневмонии.

Но если история с тайным браком Мейегора выплывает на свет, Хайтауэры попадают в особо крупном размере, ибо они святы аки римский папа и сказать - да ладно, Мейегор парень хороший, Серису любит, давайте пойдем навстречу трем любящим сердцам в виде большого исключения и устроим дубль-брак в традициях Таргариенов с вестеросскими поправками, - совершенно не могут. И скандал с двоеженством Мейегора им по должности следует раздувать, а не гасить. Особенно приятно для Алиссы, что Хайтауэры при этом лично заколотят все гвозди в гроб взаимопонимания и взаимоподдержки с зятем и наследником престола. Если Мейегора заставят бросить Алис и остаться с Серисой, он ни Серисе, ни ее родне этого не простит. А если Мейегор развернется и уедет из страны с Алис, бросив Серису и перестав быть наследником, он тем более Хайтауэрам этого не простит. Конечно, не простит он этого не только Хайтауэрам, но это слабое утешение. А что всего этого Хайтауэрам не простит еще и Висенья, уже совсем запредельная тоска для поборников Веры. И уж конечно, ни о какой коронации Серисы, даже вместе с Алис, даже второй королевой, а не первой, больше не может идти и речи.

Да, но когда Алисса начинает по осени считать цыплят, они же выигрыш сложной партии, все оказывается далеко не так радужно, как она рассчитывала. Старшенький стал наконец принцем Драконьего Камня - читай наследником короля. Но и только. Драконов у детей, даже Эйегона, по-прежнему нет. Хороших партий у детей, даже Эйегона, по-прежнему нет. К тому же умная Алисса одним ударом восстановила против себя и Мейегора с Висеньей, и Хайтауэров, и, надо думать, собственного мужа. (Есть еще перспектива восстания Святой Веры и гражданской войны в стране, но это все-таки происходит не сразу, а через два года: скандал с браком Мейегора - 39 г., начало джихада против кровосмесителей и кощунников на троне - 41 г., так что об этом позже.)

В общем, жопное сложное дело политика, а особенно матери в политике. Серсея не открывает новых горизонтов, она просто одна из длинного ряда королев, дерущихся за то, чтобы на троне были именно их дети. Правда, Алисса выглядит заметно приличнее Серсеи, но с Серсеей все понятно, мадам в некотором роде перфекционистка - как приложит все усилия, чтобы быть на первом месте, так обычно своего добивается. Правда, первой Серсея оказывается с конца, но это уже ее личный способ существования, чоуж.

Отдадим должное Алиссе - все же крушить равновесие начала не она, а Мейегор. Пока он состоит в бесплодном браке, дети Алиссы не мытьем, так катаньем на трон попадут. Но если Мейегор породит наследника от Алис, ситуация чревата понятно чем. Можно сколько угодно утверждать, что младший брат короля, как тот библейский герой в апокрифе, пригорюнился, увидев очередную дочку старшего брата, и сказал - у птичек есть детки, у рыбок есть детки и даже у моего брата есть детки, один я ветвь сухая и деток у меня нету. И пошел жениться на Алис. Правда, как именно умершая в колыбели девочка Вейела может сподвигнуть Мейегора на подобные тонкие чуйствия, не совсем ясно. Но мало ли. И Мейегор действительно может тайно жениться потому, что сентиментально захотел деток и/или страстно влюбился.

Но Висенья только поэтому на авантюру личного заключения брака сына, пусть и тайного, не пойдет. Дети Мейегора остро нужны, потому что они его наследники. По завещанию Петра Первого Эйегона, после Эйениса на трон садится сын Висеньи. А вот кто после Мейегора - явно не прописано. И либо следует назначать кого-то из потомков Эйениса и Алиссы (что, собственно, позже и произойдет), либо надо произвести на свет собственных наследников. Сериса бесплодна? Попробуем с Алис. Хайтауэры, конечно, будут страшно недовольны, но они, в конце концов, дерутся не столько за внука на троне, сколько за положение семьи. Какой-то разговор, пусть на повышенных тонах, здесь все же возможен.

Невозможным его делает, как ни кинь, Алисса.

Правда и то, что, даже если у Алиссы есть иные, политически-широкие соображения, а не только яростное желание протолкнуть сыночку на престол, она действует очень не вовремя. Ибо если баланс, в первую очередь между братьями-Таргариенами, еще какое-то время сохранится, можно попробовать начать усиливать династию мирным путем. Атаки первого года правления отбиты, Эйенис удержался и закрепился на престоле. В ответ на тайную женитьбу Мейегора можно столь же тайно добиться уступок от него и Висеньи - и начать потихоньку рассаживать детей по драконам.

Но Алиссе не терпится (или она не все понимает). И ее усилиями равновесие рушится раз и навсегда. Теперь какая уж эволюция - исключительно революцией в воздухе пахнет.

Самое в некотором смысле смешное в том, что, не поторопись Алисса, поведи она себя по-семейному (да, Мейегор ее детей подсиживает, но он же семья, а секреты семьи продавать в желтую прессу нехорошо), можно было бы не только уступок детям добиться - со временем проблема решится сама собой. Ибо Мейегор, как показывают дальнейшие события, породить здорового ребенка не в состоянии.

Это об Алиссе. А теперь о Мейегоре.

Мы довольно много знаем о нем как о человеке - куда больше, чем о той же Алиссе. О характере королевы Эйениса можно разве догадываться по ее поступкам. Натуру Мейегора нам в подробностях разъясняют четко и недвусмысленно, начиная с принцева детства.

Во-первых, мальчик, пусть крупный и физически сильный, вырос в очень тренированного мужчину, а значит, имеет сильный характер (ну-ка попробуйте без характера тренировать тело столько, сколько нужно для того, чтобы в 16 лет бить взрослых дядек на турнире).

Во-вторых, у него с младых ногтей склонность к внезапной жестокости (не сказать чтобы совсем не мотивированной, но явно чрезмерной). То есть какого-то винтика в голове, видимо, не хватает для адекватной реакции. И, кстати, жестокости Мейегора имеют в себе что-то детское (только давайте не будем о детях умилительно, а будем реалистично). Лягнула лошадь - зарубить лошадь. Построили мастера замок с секретами, о которых никто не должен знать, - убить мастеров. Нет детей - жениться на трех молодых вдовах, доказавших свою способность к деторождению.

В-третьих, говоря о героях Мартина, надо всегда очень внимательно смотреть не только на то, что о них говорят, но и на то, что о них не говорят. Случаи жестокости Мейегора отмечены в раннем детстве. А потом - лишь после того, как Мейегор выходит из комы. Между этими точками требуемые случаи почему-то не документированы. Более того, после выхода из комы и до смерти Висеньи жестокость Мейегора, как бы сказать, конечно, есть, но она наводит на мысли не о неадекватной реакции на раздражитель, а о войне, у которой, как известно, очень, очень неприятное лицо. Когда Висенья с Эйегоном утюжили огнем Дорн, там вряд ли было лучше, чем когда Мейегор пламенем и кровью ломал Вестерос через колено. А вот со смертью Висеньи начинается самый такой неадекват. Откуда следует непреложный вывод, что Висенья в жизни Мейегора играла огромную роль и крепко держала сына в любящих железных руках.

В-четвертых, если опять-таки внимательно приглядеться к тому, что о Мейегоре не говорят, ясно, что нигде ни разу не говорят об уме Мейегора (и уж тем более о каких-либо его способностях к политическим играм). Что весьма интересно в свете того, что Мейегор, между прочим, при Эйенисе не просто воюет (тут как раз у него, похоже, способности имеются), он - десница короля. Тяжелая работа, требующая и политичности, и работы головой.

В-пятых, Мейегор с работой - что десницей, что королем, - как-то справляется. Но опять же до определенного момента. Вернее, до двух моментов. Сначала умирает мама, после чего решения Мейегора становятся, кгхм, менее соответствующими занимаемой должности. Но совсем нехорошо там становится после смерти другой женщины - Тианны. Откуда следует еще один непреложный, хоть и весьма неожиданный вывод, что могучий мачо Мейегор всю свою жизнь очень сильно зависит от сильных женщин и их решений. Оставшись же один, теряет все, включая себя, причем быстро и неостановимо.

В-шестых, есть еще история с Балерионом, показывающая, что парень, кроме того, что бесспорный храбрец, еще и человек очень верный, в некотором смысле даже однолюб. Вот ему надо Балериона, и никого больше, и можете задразниться до посинения, но Мейегор, как бы ему ни было больно от подначек (а убивать насмешников мама не дозволяет), станет ждать Его, Черный Ужас, и никого больше. А потом он будет так же сногсшибательно верен своей Алис (ведь мог от нее отказаться и остаться в Вестеросе при своих - так нет, рванул за море). И, между прочим, верен брату (ведь могли они с мамой вдвоем на драконах раскатать этого глиста в слюнявчике вдребезги пополам - так нет, опять же служил верно, а потом рванул за море, не дыхнув нигде ни разу пламенем).

В общем, что получается на основе имеющихся данных, а также отсутствия других данных? Что Мейегор, может, и не олигофрен, как Гора, но парень с проблемами того же ряда. Возможно, там одна-две лишних Y-хромосомы со всеми вытекающими - сверхкрупный сильномогучий мужской организм, плохой самоконтроль, вспышки жестокости, наивность, упертость, не самый гибкий ум и уж точно непонимание определенных правил игры в политике.

Но, правда, пока поблизости Висенья, все более-менее путем. Проще говоря, рядом с ребенком есть взрослый, который где подменит, где подскажет, а где так и выпорет заставит, тоже регулярно надо. Вообще что в Григоре Клигане, что в Мейегоре Таргариене как-то очень сильны их внутренние Ребенки. Только Гора имеет Ребенка плохого, совершенно не воспитанного и потому разнузданного, а Ребенок Мейегора - как раз очень воспитанный. Ну как воспитанный - пока неподалеку сильная мама с любовью и розгой. Сказали ему жениться на Серисе и сделать ей ребенка - женился и в первую брачную ночь так старался, что страшно представить результаты для девушки. Тут, правда, нельзя не засомневаться - а так ли плохо пришлось девушке и мог ли вообще 13-летний мальчик 12 раз за ночь. Проще говоря, не является ли утренняя похвальба подростка тем, чем обычно являются подобные мужские похвальбы ("Ну и вы тоже говорите" - известный анекдот). Но мы свечку Мейегору с Серисой не держали и сказать не можем, а сталбыть, нет смысла и гадать. Вот насчет заявлений как раз гадать нечего, позиция Мейегора кристально ясна: Мама Велела, значит, надо сделать а чтобы Мама Была Довольна, не грех и приврать.

Можно, конечно, опираться не на маму, а на какую-нибудь другую сильную женщину, но тогда начинается вечная проблема: опять-таки как в известном анекдоте, как зовут женщину, которая никогда не разлюбит, никогда не бросит и всегда поставит интересы мужчины выше своих? Мама, чоуж. Попытка Мейегора опереться на Тианну (еще одна сильная женщина) блистательно демонстрирует невозможность полноценной замены мамы в сложной мужской жизни.

Очень забавно в некотором смысле, что сильный мачо Мейегор вечно хочет себе хозяйку. Очень печально, что родители Горы не сумели воспитать старшего сына человеком или хотя бы дать ему подходящий ориентир (Висенья-то смогла - но она, конечно, не закрывала широко глаза при взгляде на любимого деточку, а активно работала, в том числе, видимо, прутом). И очень неудачно, что Висенья умерла раньше сына.

Хотя, с другой стороны, попытку если не заменить, то по крайней мере дополнить маму другой сильной женщиной Мейегор предпринимает еще при жизни Висеньи.

Об Алис Харровей как личности нам известно даже меньше, чем об Алиссе Веларион. Несколько фактов биографии - родилась, тайно вышла замуж за принца, убыла с ним за море, вернулась с его любовницей, была объявлена королевой, забеременела, родила нежизнеспособного урода, была обвинена в измене и казнена со всей семьей. Точка.

Но это пока не посмотришь на Алис, так сказать, глазами Мейегора.

Начнем с того, что жениться на Алис, чтобы получить от нее ребенка, было вообще-то для Мейегора не обязательно. То есть обязательно - но только после наступления беременности. Конечно, брак тайный и в случае чего может быть отменен. Но если девушка может себе позволить отказать принцу, пока не получит от него обручальное кольцо, эта девушка как минимум чрезвычайно для принца важна. А поскольку Харровеи пусть и владельцы Харренхолла, но по влиянию их не сравнить даже с Талли, уж не говоря о Хайтауэрах, остается единственная возможность: Мейегор хотел именно Алис, и так сильно, что заставил Висенью пойти на риск крупных политических неприятностей.

Следующее, что мы знаем об отношениях Мейегора и Алис, из того же ряда. Скандал в благородном семействе, Эйенис предоставляет Мейегору возможность остаться в Вестеросе при дворе, брате и, возможно, даже титуле наследника, - только откажись от жены. Или на пять лет за море с нею. Мейегор, не колеблясь, выбирает второе и хлопает дверью в лицо всей вестеросской политике.

В следующий раз Алис появляется в Гавани, где лежит в коме ее муженек-король, причем не одна, а с подругой, она же по совместительству любовница Мейегора (как говорят), она же не то лекарь, не то колдунья (так и тянет провести параллель с мейегой Мирри Мааз Дуур), она же, согласно молве народной, подруга Алис в интимном смысое. И тут уже непонятно, то ли умная Алис терпеливо и кротко переносит подружку, которую завел муж, то ли грозный Мейегор послушно принял в семью подружку, заведенную женой.

И, наконец, история с неудачной беременностью, после которой Тианна работает Яго, а Мейегор, соответственно, Отелло. Правда, у него размах покруче, чем у бедного мавра, так что вместе с Алис уничтожены ее отец, родственники, акушерки и прочие. Как говорил один герой Лопе де Вега, "готов убить всех слуг, и всех служанок, и даже лошадей ее кареты". Воля ваша, так мстят не с холодной головой, а совершенно потеряв голову.

Неизбежный вывод: Мейегор не просто был неравнодушен к Алис, но она была чрезвычайно важной частью его жизни. Такой, что, лишившись ее, он в общем стал конченым человеком, что и показывает финал его истории. Кстати о финале: добившись от Тианны признания, что Дездемона ему не изменяла, новоявленный Отелло не просто казнит Тианну (как же без этого), и даже не просто казнит собственноручно. Он вырезает Тианне сердце собственным мечом. Что есть практически поэзия - в неповторимом мачистском стиле. Ты вырвала сердце мне - я вырежу его тебе. Дальше тишина, и Мейегор из разряда в общем конченого становится совершенно конченым. Но об этом позже.

Пока же следует констатировать, что Алис для Мейегора должна была быть, по его задумке, не просто любовью, матерью детей, королевой и т.п., - ей отводилась роль надежды, опоры и, будем реалистами, замены Висеньи. А сталбыть, эти женщины должны были походить друг на друга по крайней мере возможностью исполнять данную роль в жизни Мейегоровой. Даже если не принимать во внимание осторожного намека Мартина на секс-предпочтения обеих дам (одна спит с Вхагар, Темной Сестрой, политикой и разок с братом, вторая любовницу из-за моря приволокла), нельзя не видеть, как полностью и без задней мысли отдается в руки каждой Жестокий, Бессердечный И Самодостаточный Мейегор.

Но вернемся к событиям 39 г. от З.Э. и посмотрим на них с новой точки зрения. Алисса, конечно, поступает нехорошо, вынеся сор из избы и руша даже видимость согласия в семье. Но ее будет легче понять, если учесть, что ее действия - реакция на действия Алис и Висеньи Мейегора. Алис хочет быть королевой. Висенья хочет, чтобы у ее сына были дети (поскольку от Серисы Хайтауэр толку никакого) - и в будущем трон. Мейегор не против трона и детей, а также чтобы мама была довольна, а также чтобы жена была похожа на маму и когда-нибудь сумела ее заменить (лучше, конечно, позже, а то и никогда, но Висенья вообще-то уже на седьмом десятке). А также - что немаловажно - хочет Алис. На чем Алис, разумеется, умно играет (женись на мне - "и моя мохнатенькая вся твоя!" (с. "Большая мыльная пена", перевод А.Михалева)).

Висенья, впрочем, еще не выжила из ума. Тайный брак, помимо прочего, необходим для того, чтобы в случае, если Алис не сможет забеременеть, а Мейегор не лишится остатков последнего ума, тихо сделать так, чтобы брака как бы никогда и не существовало.

В интересах Алис привязать к себе Мейегора как можно крепче (что удалось). В интересах Мейегора, Висеньи, Эйениса и Хайтауэров (выше сказано, почему) сохранить брак в глубочайшей тайне. В интересах Алиссы эту тайну разгласить, чтобы двоеженец Мейегор перестал считаться наследником престола, а старший сын Алиссы как раз этим наследником наконец стал.

Остается понять одно. А именно - где в этой драке Эйенис, король и как бы первый человек в Вестеросе.

Даже если не считать Хайтауэров, всех остальных лордов и страну в целом, а посмотреть исключительно на семью, картина неутешительная. Брат с теткой и жена с детьми не просто готовы разорвать друг друга в клочки - они рвут на части самого Эйениса. Причем самое печальное, похоже, не в том, что король слаб и не способен навести порядок в собственном доме. Но что он совершенно искренне их всех любит. Да, Висенья и Мейегор с их драконами Эйенису совершенно необходимы, и жесты типа передачи Мейегору отцовского меча у погребального костра (с формулировкой "я недостоин, достоин только ты, так давай править вместе") или назначения этого же Мейегора десницей - есть жесты политические. Но вот Эйенис бьется со всеми лордами, страной, женой и Верой до последнего, пытаясь договориться, чтобы Мейегор остался в стране. А когда брат отвергает компромисс (надо думать, достигнутый Эйенисом с помощью огромной работы и не меньших уступок и обещаний) и хлопает дверью, Эйенис обижается так горько, что требует обратно Черное Пламя. С его точки зрения, Мейегор его предал и бросил.

Мейегор, правда, обижается в ответ не менее горько и заявляет - вот сам приди и лично отними. С его, Мейегора, точки зрения, это Эйенис его предал и бросил.

Ох.

Что до Алиссы, то отношение Эйениса к жене видно хотя бы по тому факту, что ей вся эта история вроде как сошла с рук. Более того, жена своего добилась - Эйегон-младший теперь официально наследник трона.

Однако подобные скандалы на самом верху никогда не проходят бесследно, а разрушение единства правящей семьи чревато войной и/или революцией. Отношения между сторонами непоправимо ухудшаются, они в лучшем случае терпят друг друга. Вплоть до королевской четы, у которой после 39 г., между прочим, перестают рождаться дети (хотя Алисса еще долго сохранит способность к деторождению - вспомним ее второй брак, до которого дело дойдет очень не скоро). Можно даже говорить о том, что у короля и у королевы (видимо, с детьми) у каждого теперь собственная политика, и они очень близки к тому, чтобы начать действовать друг против друга. Есть еще обиженный Мейегор и грозная Висенья, а также Хайтауэры, безутешные, как Пэй Мэй из "Убить Билла". И, наконец, лорды и страна, которые неизбежно (пусть, вероятно, и не сразу) приходят к мысли, что царь, не умеющий навести порядок в собственной семье, - царь-тряпка.

А между тем правитель сколько угодно может быть либералом и демократом, но в собственной семье он должен быть безусловным главой. Если это не так, при дворе возникает нечто вроде кризиса доверия к власти. Что толку идти со своим делом к королю, если того не послушают ни брат, ни жена, более того, король регулярно делает как жена или брат хотят? А когда верхушка перестает уважать короля, народные массы обычно радостно за ней следуют. Что во Франции конца XVIII века, что в России понятно когда.

Будь Эйенис сильным человеком, Алисса не посмела бы высунуться со своими интригами. Будь Эйенис сильным человеком, Мейегор не посмел бы завести себе вторую жену без того, чтобы изрядно поступиться своими правами и привилегиями, в обмен на семейное счастье. Будь Эйенис сильным человеком, он заставил бы Алиссу ждать сколько потребуется, пока ситуация в стране будет искусно изменена с помощью дипломатии, и дети Эйениса получат и драконов, и браки. А может, и заставлять бы не пришлось, потому что Алисса могла бы верить в сильного человека Эйениса и его обещания. А Висенья, которая упорно пытается продвинуть на трон своего ммммм совсем не гениального сына Мейегора, с Эйенисом бы считались и его уважала.

И много, много хорошего можно было бы сделать, будь Эйенис сильным человеком в собственном доме. Поскольку он умел договариваться и владел дипломатией, судя по событиям первого года царствования, весьма искусно.

Но чтобы навести порядок в собственной семье, мало быть дипломатом.

*продолжение следует*
Tags: anna_y, c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments