great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Таргариены: Вера против Политики (1)

1.

Как историческая личность Эйегон Завоеватель представляется сильным правителем, божьи законы которому были не указ. Захотел жениться на сестре - женился! Захотел жениться на двух сестрах сразу - женился! А весь народ Вестероса только всплескивал руками и умилялся, позволяя своему королю делать все, что тот захочет. И вообще: "Сил Эйгона и его сестер – и их драконов – было довольно для усмирения всех сопротивляющихся". То ли дело их наследники, вот о них "сказать того же самого... никак нельзя". Но, собственно, почему нельзя? Мераксес погибла, но Балерион-то и Вхагар никуда не делись. И молодые драконы прибавились. Или проблема в силах не драконов, но людей? Вроде как хроники нам именно это и рассказывают - был сильный Эйегон, поэтому удачливый, а потом пришел слабый Эйенис, поэтому неудачливый, а потом пришел сильный Мейегор, но неудачливый, а потом мудрый Джейехейрис, который удачливый... нет, что-то все выходит не так просто и однозначно.

Равно как нельзя говорить, что Веру так уж возмущали близкородственные браки. Эйегон был женат на двух сестрах сразу, и ничего, Вера его приняла. Эйенис был женат вполне прилично, на родственнице, но не близкой, а Вера почему-то как возникла, так и возникала все круче и круче. Мейегор на ком только не был женат. Впрочем, он, как нам объяснили, такой жестокий и вообще урод, что Вере, на ком бы ни женился, не угодит. Но вот следующий король Таргариен, Джейехейрис, женат на родной сестре. И как бы опять-таки находит общий язык с Звездной септой... В общем, давайте честно скажем, что не только (а, возможно, и не столько) в женитьбе между братьями и сестрами дело.

Близкородственный брак в первый раз явился проблемой в царствование не слабого Эйениса, а сильного Завоевателя, но вовсе не его самого, а когда "королева Висенья предложила женить Мейгора на Рейене", старшей дочери Эйениса. Даже без дополнительных разъяснений, согласно которым разговор о браке велся в 23 г., ясно, что скандал произошел задолго до смерти Эйегона. Ибо проблему с верой замяли, кинув кость лично верховному септону: его родная племянница Сериса Хайтауэр стала женой Мейегора в 25 г. А Завоеватель скончался только через 12 лет - в 37 г. Другой вопрос, что при Эйегоне до открытого бунта дело не дошло. А почему, кстати?



Начнем разбор отношений Таргариенов и Веры с того, что в самом начале Завоевания, за 2 года до В.Э., когда после ссоры с Аргилаком Надменным на Драконий Камень были призваны друзья, знаменосцы и основные сподвижники, никогда прежде не слывший набожным человеком Эйегон в компании обеих сестер посетил замковую септу, дабы помолиться Семерым богам Вестероса. На седьмой день (эээ... то есть совсем не набожный Эйегон, выходит, семь дней молился... сколько же тогда набожные молятся?) вороны разнесли во все концы Вестероса весть о том, что Эйегон из дома Таргариенов отныне будет единственным королем, признайте его, сложите оружие и сохраните земли и титулы. А кто не спрятался, Таргариены не виноваты.

Задолго до завоевания Эйегон и Висенья посещали Цитадель Староместа. Можно считать, что это была просто турпоездка с посещением достопримечательностей - в Староместе есть что поглядеть и кроме Цитадели. А что брат с сестрой Таргариены заодно на охоту в Арбор заехали, так это включено в программу тура. Возможно, экскурсия в Ланниспорт за дополнительную плату имела место быть. А может, гиды с туристами не сошлись в цене, потому источники и расходятся.

Можно, правда, не путать туризм с эмиграцией вспомнить, что через несколько лет Эйегон со сестрицы весьма быстро, довольно гладко и совсем не такими уж большими силами завоевывают очень большую страну. Конечно, у них были драконы, спору нет. Но драконы - не абсолютное оружие, что мы знаем не только из истории вестеросских гражданских войн. Само Завоевание проходит не так уж гладко в тех областях, где Таргариенам действительно настроены дать отпор. Стрела может попасть в драконьего всадника, и не только относительно удачно в руку. А треть авиации завоевателей вообще непоправимо погибает в несгибаемом Дорне.

Так что логично предположить, что Таргариены на авось не надеялись и провели в Вестеросе хорошую подготовку перед тем, как, собственно, пойти на вы.

Между прочим, они обеспечили себе безопасность и с тыла. Вестерос Вестеросом, а на Востоке неспокойно, коалиция городов как раз бурно выясняет отношения с Волантисом, и не сказать, чтобы Узкое море было слишком широким для тех, кто захочет отхватить кусочек по ту его сторону. Ну или хотя бы качественно помародерствовать под шумок. Последний король Штормового Предела Аргилак, кстати, в работе "великого союза против обуянных имперскими замыслами "тигров" Волантиса" принимал активное участие - и вряд ли только из любви к приключениям и даже просто "в обмен на обещанные ему золото и славу".

Так что будем понимать правильно восточные похождения младого Эйегона верхом на верном Балерионе. Когда Пентос и Тирош приглашают Таргариенов "присоединиться к великому союзу против Волантиса", Эйегон, согласно путеводителю, летит на восток, встречается "с князем Пентоса и магистрами Вольных городов", а затем Черный Ужас летящий на крыльях ночи на голубом крыле пролетает мимо волантийского флота, уже изготовившегося захватить Лис. И каюк волантийскому флоту. А Эйегон, "как пишут, вскоре после участия в разгроме Волантиса... потерял всякий интерес к делам на востоке". Отож. Мы вам сейчас помогли, вы нам потом не мешаете. Теперь, когда спина в безопасности, займемся делом.

Что договоренность была и союзники не ударили в спину, свидетельствует, между прочим, отсутствие кораблей Пентоса, Лиса и Тироша среди противников Завоевателя. Вот браавосские боевые корабли есть - в составе флота Арренов. А этих нет.

При такой тщательной подготовке базы для вторжения странно было бы, оставь Таргариены само вторжение на волю случая. Оно и не оставлено, в том числе и его идеологическая составляющая. Дотоле не знавшие ни знамен, ни девизов валирийцы сделали все, чтобы ну не совсем стать для народа Семи Королевств своими, но выразить уважение к традициям и начать разговаривать на языке своих будущих подданных.

С политической точки зрения Таргариены ведут себя не менее грамотно, ибо ищут, как договориться с теми силами в Вестеросе, которые не находятся среди непосредственных соседей Драконьего Камня. С соседями разберутся по-соседски - войсками, дубинками и драконами. Дальше начнется игра уступок и договоров. Не случайно Эйегон и Висенья замечены до войны с визитами исключительно на западные вестеросские территории - и ни разу на восточные.

Чтобы понять, в чем суть переговоров с соседями соседей, посмотрим на детали вторжения. Вот группа армий "Центр" под руководством лично Эйегона движется на Харренхолл и сжигает тамошнюю династию в ноль. Речные лорды на помощь Харрену не приходят. Мало того, они дружно приходят совсем в другое место, объединяясь под руководством энергичного Эдмина Талли, умеющего держать нос по ветру. А потом той же компанией переходят под руку Эйегона, став его верными сподвижниками в последующем завоевании. Талли при этом становятся вторыми после короля в Речных Землях, то бишь и.о. Речных королей.

Если же посмотреть еще внимательнее, есть деталь, которая делает возможную договоренность Таргариенов с Речными лордами безусловной. Вот Эйегон, уже неплохо погромив Харрена, идет с ним на личные переговоры. И поскольку при каждом короле был знаменосец и мейстер, слова Эйегона известны доподлинно: "– Сдайся сейчас, – начал Эйгон, – и ты останешься лордом Железных островов. Сдайся сейчас, и твои сыновья будут жить, дабы править после тебя." Опа. То есть обещание, разосланное в начале Завоевания во все концы Вестероса, уже не в счет? Как связано предложение сдаться и стать лордом Железных островов с обещанием: "преклонившие колена... сохранят свои земли и титулы"?

Ладно, предположим, имелось в виду, что склонять колена надо было раньше, а теперь поздно пить боржоми. Но вообще-то практика свидетельствует о другом. Лорды Черноводной сохранили свои земли, хотя сопротивлялись Завоеванию. Дочь Аргилака Надменного стала женой Ориса Баратеона и передала родительские земли своим детям, хотя ее знаменосцы сильно проредили армию Рейенис. Роннел Аррен остался лордом Долины, хотя флот Арренов изрядно потрепал группу армий Висеньи, в битве даже погиб Дейемон Веларион, лорд Дрифтмарка и мастер-над-кораблями. А пленный Лорен Ланнистер остался лордом Западных земель, хотя мало того, что проиграл, так еще и в плен попал, а в битве на Пламенном Поле была ранена Висенья. И ничего, никого на Соловецкие Железные острова не выгоняли, одного Харрена.

А посему следует сделать вывод о существовании в Речных землях оппозиции, с которой хорошо поработали. Эйегон выступает на Харрена, но Речные лорды идут не к Харрену, а к Талли - и ждут, чем закончится визит дракона. Если ему удастся, они примкнут. Если же нет - а чего, они же не примкнули, правда? Это все очень обычно и стандартно, вспомнить хотя бы Тайвина, который сильно не торопился выбрать сторону в ходе славной революции Аррена-Баратеона, несмотря на все личные счеты с Эйерисом. Здесь интереснее, что за свои труды Талли получают оговоренную заранее плату - титул сюзеренов Речных земель. То есть, проще говоря, убирают Харрена и его династию руками Таргариенов.

Таргариены, впрочем, тоже знают свою выгоду. Предложение Харрену уйти на Железные острова сделано вовсе не из доброты сердечной. Харрен на Железных островах, во-первых, поможет контролировать Железные острова, ибо Харрен с особенностями работы таргариеновской авиации уже знаком не понаслышке. А во-вторых, даст возможность контролировать Речные земли и лично Талли. Вы, ребята, ведите себя хорошо. А то с одной стороны поработает авиация, а с другой придет с визитом Харрен, который уже один раз приходил навеки поселиться.

План не выгорел потому, что гордый Харрен предпочел выгореть вместе с династией и замком. Но саму схему следует запомнить. Тем более, что результат даже не выгоревшего плана оказался более чем удовлетворительным: Талли получили власть над Речными землями от Таргариенов, и чтобы сохранить ее, должны быть верными (ну или неверными, но только вместе со всем остальным Вестеросом, чтоб батьку бить скопом и наверняка), иначе даденое могут и отобрать.

Теперь посмотрим с точки зрения схемы на южное продолжение банкета. Вообще в тамошних землях, в отличие от остальных вестеросских королевств, правящих династий одновременно две: Гарднеры типа короли, но при этом Хайтауэры, которые владеют Староместом, почему-то ничуть не менее значимы. Что-то вроде Италии, где были власти мирские и власть папская. Схожесть усиливается тем, что в местном Риме, он же Старомест, находится Ватикан, он же Звездная септа. Ну и Цитадель заодно. В общем, не то центр духовной силы, не то центр силы, основанной на духовном подчинении.

А где есть две власти, там есть драка, ибо, как известно, и два соловья на одной ветке не сидят, и Боливар не снесет двоих.

Навстречу Эйегону на будущее Пламенное Поле выходят силы двух королей: Лорена Ланнистера и Мерна IX Гарднера. Стюард Харлан Тирелл меж тем сидит в Хайгардене и ждет, чем закончится дело. И Хайтауэры сидят в Староместе и ждут, чем закончится дело (хотя в путеводителе отдельно оговаривается, что Хайтауэры, на минуточку, были вассалами Гарднеров из Хайгардена). Что очень напоминает поведение Речных лордов и особенно Талли в предыдущей части Эйегонова банкета. Только центров отсидки не один, а два, но это уже особенности южных властей.

Это еще не все. Гарднеры выходят навстречу Эйегону действительно в полном составе. Мерна сопровождают четверо сыновей, и еще "два юных внука прислуживали ему в качестве оруженосцев". А кто в лавке остался? в Хайгардене, значит, сидит стюард Тирелл... но, собственно, почему? Однако и это еще не все. Чуть позже мы узнаем, что на Пламенном Поле присутствовали - и погибли в огне Балериона - "сыновья, внуки, братья, кузены и прочая родня" Мерна IX. Последний из племянников умер от ожогов через три дня после битвы - и "дом Гарднеров умер вместе с ним".

Как-то странно предполагать, что Гарднеры решили таким способом облегчить Эйегону испепеление своего дома в ноль. Или же их действия каким-то способом спровоцированы их соперниками? Но кем? Тиреллы вряд ли могут организовать массовый выход на битву абсолютно всего (немалого, надо полагать) гарднеровского клана. Теоретически это могут сделать Хайтауэры. Точнее сказать, римский папа верховный септон и вообще верхушка Звездной септы. Но поскольку верховный септон у нас Хайтауэр, и вообще в Староместе все руководящие должности удерживает именно данная семья, между Верой верхушкой духовного руководства и Хайтауэрами можно смело ставить знак равенства.

Как именно Гарднеров заставили в полном составе выйти на поле, пока не просматривается. Может, какое пророчество запустили. Может, Цитадель еще поддержала. Мейстеры, как парой отточенных фраз дает понять Марвин, еще те василиски, когда дело доходит до власти. В любом случае выход династии Зеленых Королей на поле битвы и тотальная гибель означенной династии на этом поле - случай беспрецедентный, явно организованный, и толстые намеки Мартина на эти обстоятельства мимо глаз пропускать не следует.

Посмотрим, чем окончание южной кампании Эйегона отличается от завершения похода в Речные земли.

Хайтауэры приняли Эйегона с распростертыми объятиями (слегка завуалировав это под мистическое откровение) и вполне могли рассчитывать на единоличную власть на юге. Однако Завоевание потому и прошло довольно гладко, что Таргариены не только плевались драконьим огнем с небес, то бишь делали, но и перед этим думали. Хорошо и политически. Поскольку централизованной власти совсем не улыбалось, чтобы сильные Хайтауэры не только имели под собой богатейший порт, духовную власть и университетскую элиту, но и были сюзеренами всего густонаселенного юга, счастливый билет вытащили Тиреллы. Которые чудесно хороши ровно тем же, чем и Талли: расторопные, но не самые родовитые и всем обязанные Таргариенам. И даже к митингующим не присоединились во времена славной революции (что опять возвращает нас к вопросу, был ли Эйерис таким конченным сумасшедшим и так ли страшно он надоел всей стране, как рисует мейстер Яндель в своем труде).

В общем, какое-никакое, но равновесие было достигнуто. Эйегон разъезжал по стране в сопровождении шести септонов, объяснявших, какие решения он должен принять консультирующих его в случае спорных вопросов по части восстановления справедливости. Висенья на своем холме построила грандиозную септу. А Рейенис вместе с септонами придумала правило шести ударов. В общем, шесть королевств плюс Таргариены седьмые - все выходило очень стройно, и драконы, как люди, так и авиация, весьма естественно были включены во вновь созданную систему правления объединенной страной.

Но, правда, ненадолго.


Tags: anna_y, c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments