great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Таргариены: Вера против Политики (24)

24. Хотят ли русские войны?


Арианна иногда кажется южным вариантом Сансы: сплошная романтика пополам с лимонными пирогами, только национальный код иной. А так воспитание вполне себе одинаково разгильдяйское. Но Арианна, конечно, опаснее Сансы - у нее не только голова в облаках, она еще и действовать жаждет. Причем, о ужас, в национальных интересах. Завести себя и так это - рррраз! - одним движением загнать железной рукой Дорн к величию, а остальной Вестерос к ногтю. А ежели кто будет возражать, тех она Темной Звезде велит искоренить. (Вариантов, что Темный Дейн откажется кого-то искоренять, или, о ужас, не сможет этого сделать, хотя бы по причине превосходства количества над качеством, в реальности Арианны не существует. В полном соответствии с национальным кодом.)

Между тем у Дорна есть страшная тайна, которую отлично знают нормальные взрослые политики, а Доран даже открывает дочери и нам, чтобы отрезвить немножко. Дорн-то, он, конечно, непобедимый. Но и победить он тоже не в состоянии. Ресурсы у него явно недостаточные. И не только для того, чтобы выйти за пределы своих непростых территорий, отжать хороший зеленый плодородный кусок какого-нибудь Простора или Штормовых Земель и зажить там припеваючи. Все еще хуже: за ресурс лорды регулярно грызутся между собой. Будем говорить прямо: Дорн - страна небогатая, чтобы не сказать - бедная, и не слишком сильная. Непреклонность, несгибаемость и непобедимость дорнийцев в значительной степени обусловлены тем же, чем и неуловимость знаменитого ковбоя Джо. Было бы ради чего - вырезали бы тех, кто несгибаемый и непреклонный, а остальных согнули и преклонили. А так никому особенно этот Дорн не нужен, в отличие от Простора, Речных земель и прочих богатых областей.

Но тогда кой черт упорно несет дорнийцев на эту галеру, она же война с драконами?

Ответ довольно неожиданный: их до последнего туда не несет. Дорнийское руководство раз за разом дает Таргариенам сигналы о том, что не желает конфликта. Вот только делает оно это на привычном им языке: "Польша от моря до моря" "Мы самые великие!". И нарывается на невнимание, непрофессионализм и амбиции Рейенис.

Что-то думается нам, Висенья, окажись она на месте сестры, прочитала бы послание Мерии Мартелл несколько иначе. Ну или хотя бы попыталась уточнить, что та имеет в виду. Ведь как обставляет встречу принцесса Дорнийская? Во-первых, выходит навстречу лично, то есть предлагая разговор на самом высоком уровне. Ты глава страны, я глава страны. Во-вторых, никаких хитростей, ловушек и обманок. Тебя не звали в гости, так что торжественного приема не будет, но и нападения из-за угла - тоже. В-третьих, гостю сразу демонстрируется, что завоевание Дорна - дело безнадежное. Ну придешь ты с армией. Ну возьмешь пустые стены. А потом твой дракон улетит, и ты эти стены не удержишь. В-четвертых, сразу устанавливаются границы, за которые никакие переговоры не заставят правителя Дорна отступить. Ибо дорнийцы есть люди вздорные, сентиментальные и жестокие, свято блюдущие свой национальный код, и правитель Дорна, чтобы остаться правителем, обязан при любых переговорах свято поддержать реноме своего народа.

Есть и в-пятых. Чтобы понять, в чем оно заключается, зададим себе вопрос: а зачем вообще Мерия идет на контакт? Предложить переговоры, обозначить дорнийские позиции и намекнуть, в какую жопу сложную ситуацию попадает каждый, кто пытается завоевать Дорн, не ознакомившись с тактикой партизанской войны, - для этого совершенно не обязательно встречаться на высшем уровне. Как, кстати, и вообще встречаться. Пустая башня Солнечного Копья уже много говорит тем, кто умеет слышать. А дабы организовать встречу великих, можно для начала захватчице послать письмо, шута или какого-нибудь Арео Хотаха. И лишь постепенно повышать уровень переговорщиков.

Мерия, выходя навстречу Рейенис, не просто бережет время королей и принцев, но определенно оказывает незваной гостье честь. Рейенис, к сожалению, послание не поняла, но это проблемы Рейенис. Будем логичны и продолжим мысль: если Мерия во время встречи с королевой-драконом вообще что-то говорит, она делает это не просто так. Должно быть сказано нечто такое, что а) стоит выслушать, б) может быть произнесено только принцессой Дорна.

Присмотримся.

"– Я не стану с вами воевать, – молвила принцесса Мерия, – но и колена перед вами не преклоню. В Дорне короля нет. Так и передайте своему брату.
– Передам, – ответствовала Рейнис, – но мы придем снова, принцесса, и в другой раз с нами придут пламя и кровь.
– Ваш девиз, – обронила Мерия. – А наш: непреклонные, несгибаемые, несдающиеся. Вы можете сжечь нас, миледи… но вы нас не склоните, не согнете и не заставите сдаться. Здесь Дорн. Вам тут не рады. Вернетесь вы на свою беду".


Начнем с простого. Что предлагает Таргариенам Мерия? Конечно, разговор на равных. То же самое, что уже один раз предлагала, когда трио драконов начало прибирать к лапам Вестерос. А именно: "Принцесса Дорнийская отослала ворона на Драконий Камень, предлагая объединиться с Эйгоном против Штормового короля Аргилака… но как равный с равным, а не как подданная".

Далее, Мерия определяет себя как надежного партнера, на которого можно положиться: не просто олицетворение трех "не", но еще человек, который выходит навстречу с открытым забралом и принципиально отказывается бить в спину. Но если его не услышат и с ним не подружатся, неприятностей будет ой много.

Все? Нет. Мерия не просто предлагает дружбу, она - очень осторожно, но имеющий уши да услышит, - определяет то, что хотела бы получить от Таргариенов.

В Дорне нет короля. Проще говоря, абсолютной власти. Мартеллы идут к возвышению медленно, упорно, неотступно и достаточно успешно, но на тот момент, когда Рейенис прилетает в Дорн, короля там нет. Есть лорды. И есть Мартеллы, принцы, первые среди лордов, но все же - не короли. Более того, разница между первыми и не совсем первыми среди лордов невелика. И не только во времена Завоевания, но и через триста лет. Возьмем показания Обары глазами Арео Хотаха в "Пире стервятников". Два горных прохода контролируют две армии. Одна, на Широком пути, - Дорана (видимо, поэтому Широкий путь называется также Принцевым перевалом). А вот другая армия, та, что контролирует Каменный, он же Костяной, путь - Айронвудов.

С тем и берите.

Да, несомненно, титул принцев, а не королей, Дорна - дань традиции ройнаров. Но так же несомненно, что сильнейшие лорды наступают своим принцам на пятки. "Хранители Каменного пути продолжают быть самыми могущественными и кичливыми вассалами дома Мартеллов, а их отношения с сюзереном в лучшем случае можно назвать непростыми", - сообщает Яндель. И длится (и еще будет длиться) такое положение дел не одно столетие: "Не менее чем в трех из пяти восстаний Блэкфайров лорды Айронвуда поддерживали притязания черного дракона" (снова Яндель). Не надо забывать, что Мартеллы во времена мятежей Черного Пламени не просто поддерживали красного дракона, они фактически являлись его семьей (поскольку Дейерон II был женат на принцессе Марии Мартелл, все четыре сына Дейерона наполовину Мартеллы, а наследник трона так и вовсе имеет мартелловскую внешность). Так что Мартеллы должны быть крайне заинтересованы в лояльности Дорна королю. Да и сам Дорн вроде как должен быть верен королям, в которых течет дорнийская кровь. Но почему-то это нисколько не мешает дорнийцам Айронвудам не один, не два и даже, возможно, не три раза поддерживать мятеж совсем-не-дорнийцев Блэкфайров против мужа дорнийки Дейерона и дорнийцев по матери - сыновей Дейерона. А поскольку поддержка мятежей повторяется и повторяется, ясно, что а) для Айронвудов Мартеллы и их родня - не свои и б) ничего особенно страшного Мартеллы с непокорными вассалами сделать не могут.

Дом Айронвудов и к моменту событий основной саги не то чтобы ослабел. Даже такой гений политической мысли, как Арианна, понимает и признает, что "самым могущественным из дорнийских лордов был Андерс Айронвуд, от королевской крови, лорд Айронвуда и Хранитель Каменного пути". А ведь необходимо учесть, что строптивых вассалов сколько-то повыкосили в трех провалах Черного Пламени. То есть раньше Айронвуды были еще круче.

Отметим еще один важный момент. Под личным присмотром Дорана Мартелла в прудах Водных Садов плещутся дети. И как бы идиллически это ни выглядело, сколько бы уз крепкой дружбы в ходе игр ни завязывалось, факт нужно признавать фактом: принц Дорна держит в своих руках детей "видных лордов и богатых купцов". То есть заложников, ненавязчиво помогающих родителям оставаться лояльными. Нам известно, что построены Водные Сады были для Дейенерис, сестры Дейерона Доброго. Она же "заполнила сады смеющимися детьми. Сперва собственными, но позже к мальчикам и девочкам королевской крови присоединились в качестве друзей сыновья и дочери лордов и знатных рыцарей. А в один обжигающе-жаркий летний день она сжалилась над детьми конюхов, кухарок, слуг и пригласила их играть в бассейнах и фонтанах.".

Итак, во времена, когда бурой тиной гладь старинного пруда еще не затянуло, то есть триста лет тому назад, Мартеллы заложников у себя держать еще не придумали - или им заложников никто особо и не давал. Вполне естественно, что принцы не могли не искать способа упрочить свою власть. Союз с силой, пришедшей с востока, ими уже один раз отработан с максимальной пользой. Нимерия сделала Мартеллов принцами. Быть может, получится так, что Таргариены сделают Мартеллов дорнийскими владыками? Фактически - королями.

Бесспорно, на этом пути придется чем-то поступиться. А именно - быть вторыми после Таргариенов в Вестеросе. Но зато Мартеллы станут безусловно первыми в Дорне. Драконы, как Нимерия, помогут ослабить вечных соперников Солнечного Копья. Усилившиеся Мартеллы в ответ, как с Нимерией, породнятся с Таргариенами. И всем станет хорошо: Вестеросу, который объединится, Таргариенам, которые сделаются бесспорными владыками материка, Дорну, которому не придется сгибаться, ломаться и преклоняться. И если при этом немножко лучше станет и Мартеллам, разве это плохо?

На самом деле отличный план. Если бы еще уровень менеджмента соответствовал, глядишь, объединение Вестероса мирным путем произошло еще при первых Таргариенах. То бишь если бы Рейенис слегка приуняла свою драконью гордость и поняла, что именно ей говорят. Или Мерия слегка приуняла свою дорнийскую гордость и сформулировала предложение несколько иначе.

Ну или если бы в Дорн прилетела не Рейенис, а другая сестра, политическая.

(Маргиналия в скобках в жанре "альтернативная история".
– Я не стану с вами воевать, - молвила принцесса Мерия, - но и колена перед вами не преклоню. В Дорне короля нет. Так и передайте своему брату.
- Передам, - ответствовала Висенья, - но если мой брат захочет, чтобы мы вернулись, с нами придут пламя и кровь. Не лучше ли нам, женщинам, вначале попробовать решить вопрос так, как решают женщины: разговорами и браками?
- Но у драконов нет наследников, - проговорила Мерия.
- Так ведь и в Дорне нет короля, - возразила Висенья. - Может быть, мы обсудим, что тут можно сделать, пока мои брат и сестра выводят молодых драконов?

Принцесса пригласила королеву присесть, и они освежились соком красных апельсинов, говоря о важном.
)

Увы, увы. Как важно в политике больше слушать других, чем себя, и особенно чувство своего величия. Даже если ты - дракон.

Особенно если ты - дракон.

Tags: anna_y, c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments