great_trifles (great_trifles) wrote,
great_trifles
great_trifles

Таргариены: Вера против Политики (21-22)

21. Материал и методы.

Прежде чем двигаться дальше, поговорим - лучше поздно, чем никогда, - о том, как Мартин вынуждает нас работать мы работаем с текстом путеводителя. (С сагой, в общем, тоже, но именно здесь некоторые особенности стиля Его Величества Автора особенно показательны.)

Ибо в сжатом тексте какбэхроники стало заметно, в какой форме Мартин любит подбрасывать намеки. Вообще очень видно, где текст принадлежит нежным, внимательным, скрупулезным и уважительным фанатам автора. И где - ему самому.

Текст Самого прямо-таки испещрен нестыковками. Можно и не обращать на них внимания, особенно если вас, как говаривал Жванецкий про медицину, не интересует результат. Но лично нам хочется понять, что к чему. Вот поведение Алиссы Веларион, которая вроде как в плену на Драконьем Камне, но в энный момент почему-то оттуда улетела. Но почему именно тогда? Если у нее был доступ к самолетам, почему она не помогла Рейене с Эйегоном и не выручила Визериса-заложника? А если не было, но появился потом, почему вышло именно так? Как и почему изменилась ситуация Алиссы и что это может нам сказать об изменении ситуации в верхах Вестероса?

Можно, конечно, списать все странности на проколы Мартина. Но не много ли будет проколов? И не могут ли эти проколы принадлежать вовсе не Мартину, а его персонажу Янделю? Может, Сам вовсе ничего не путает, напротив, активно нам на что-то намекает?

Вследствие данных игр приходится подходить к тексту, с одной стороны, с изрядной долей недоверия, а с другой стороны, со значительной уверенностью. И тут нет противоречия. Мы доверяем Мартину, но не доверяем хронике, если ее пишет Яндель, который вовсе не демиург, но лишь обычный человек, пусть и мейстер. Особенно если милостью Лорда Мартина нам доподлинно известны факты, которые Яндель в своем труде где отрицает, где путает, где интерпретирует как попало. Во что-то он просто не верит и в вопрос глубоко не лезет, считая его если не бабушкиными сказками, то делами давно минувших дней (сведения об Иных и прочих детях леса). А еще Яндель любит ввернуть стандартную фразочку, не имеющую ничего общего с реальностью (пассаж о Серсее как о "возлюбленной королеве" Роберта. После такого хочется прямо под лупой рассмотреть все случаи, когда королеву называли возлюбленной). А еще регулярно и бессовестно врет (прозрачный намек на то, что своих детей Элия Дорнийская, возможно-наверное-точно, убила как-нибудь сама, а Тайвин только руками разводил перед женской глупостию).

Плюс к тому сам жанр хроники предполагает изрядное упрощение событий и почти полное отсутствие подробностей, характеризующих характеры, чувства и побуждения фигурантов.

Проделаем маленькое упражнение. Глаза можно и даже нужно не закрывать, ибо вашему вниманию предоставляется описание известного персонажа с точки зрения и в духе хрониста.

А именно. Высокий и широкоплечий, он был прославленным воином, в боях одерживал победы и стал в результате этих побед королем. Несмотря на свою доблесть, он никогда не выезжал на турниры. К поверженным противникам и тем, кто преклонил колена, наш герой проявлял неизменное великодушие. Окруженный всеобщим восхищением, тем не менее с отрочества был близок только с одним другом, которого впоследствии назвал своим десницей. В государственных делах великое доверие оказывал Малому совету, оставляя каждодневные заботы его попечению. Вид короля привлекал к нему любовь женщин.

Казалось бы, нивапрос, да? Но вот беда - героев, подходящих под наше описание, как минимум двое: Роберт Баратеон и Эйегон Завоеватель. И каким бы схожим ни выходило их описание в типохронике, люди они были, скажем прямо, очень разные. На что прозрачно намекает хотя бы количество женщин и драконов в жизни каждого.

Соль здесь в том, что хроника, в отличие от основного текста саги, не предоставляет нам деталей, а лишь дает возможность эти детали разглядеть. Конечно, если логически и последовательно нанизывать на общую нить характера все данные Мартином факты. Мы подчеркиваем - все, это ключевое условие, а что в приведенном выше типоописании оно не соблюдается, так в данном случае мы к тому и стремились, дабы наглядно вышло.

А вообще - да, мы верим Мартину, тексту Мартина, фактам текста Мартина и тому, что каждый факт Мартин вставляет в свой текст не просто так. Ибо Мартин, он такой Мартин, он даже одного слова на ветер не бросит, не то что фразы или факта. Вообще не надо Лорда Мартина, профи высочайшего класса, путать с многочисленными любителями, у которых персонажи что-то болтают, пишут, шляются и вообще существуют согласно тому, что взбредет когда голове, но чаще левому ботинку любителей. Профи экономит слова. Он, конечно, может немножко побаловать себя, вещая о действительно высоком кулинарии. Но когда доходит до серьезного, все, что сказано в хорошем тексте, сказано не для болтовни и самореализации, а дабы нечто важное сообщить читателю.

Другая сторона мастерства заключается в том, что писатель-профи не допускает ни занудства в изложении, ни выхода из характера и объема знаний каждого говорящего-пишущего. Многочисленные фанатские сайты, в том числе ПЛИОпедия, получили свое наполнение именно на материале между строк текста основной саги. Да и путеводитель изначально был исключительно сводной энциклопедией уже известного. Поэтому, когда мы слышим что-то вроде "нельзя же каждое слово Мартина считать сказанным неспроста!", мы только пожимаем плечами. Ну, не понимают люди, что такое настоящий класс. Ну, их проблемы.

Проиллюстрируем сказанное фрагментом из «Бури мечей»:

"— Однажды мне посчастливилось увидеть тот экземпляр «Жизни четырех королей», что хранится в Цитадели, — говорил принц Оберин ее [Сансы] мужу. — Иллюстрации поистине превосходны, но Каэт слишком уж добр к королю Визерису.
— Слишком добр? — остро глянул на него Тирион. — По-моему, он бессовестно им пренебрегает. Книгу, в сущности, следовало бы назвать «Жизнь пяти королей».
— Визерис и двух недель не правил, — засмеялся принц.
— Он правил больше года, — возразил Тирион.
— Год или две недели, какая разница? Он отравил родного племянника, чтобы занять трон, а заняв его, ничего уже не делал.
— Бейелор сам уморил себя своими вечными постами. Его дядя верно служил ему как десница, а до него — Молодому Дракону. Царствовал Визерис всего лишь год, но правил он все пятнадцать, пока Дейерон воевал, а Бейелор молился. А если он и в самом деле умертвил племянника, можно ли его упрекать? Кому-то нужно было избавить страну от безумств Бейелора.
Сансу эти слова поразили.
— Но Бейелор Благословенный был великим королем. Он прошел босой по Костяному Пути, чтобы заключить мир с Дорном, и спас Рыцаря-Дракона из змеиной ямы. Змеи не стали его жалить, так чист он был и свят.
— Разве вы на их месте, миледи, стали бы кусать сухой сучок вроде Бейелора Благословенного? — улыбнулся принц. — Я бы приберег зубы для кого-нибудь посочнее...
— Принц шутит с вами, леди Санса, — вставила Эллария Сэнд. — Только септоны и певцы утверждают, что змеи не тронули Бейелора. На самом деле он получил с полсотни укусов и должен был умереть от них.
— Если бы он тогда умер, Визерис царствовал бы двенадцать лет, и Семи Королевствам это пошло бы только на пользу, — сказал Тирион. — Кое-кто полагает, что Бейелор свихнулся как раз от змеиного яда".

Четвертая глава Сансы.


Из крошечного кусочка мы видим, что Санса вместо мейстера Лювина предпочитала слушать певцов, Кейтилин образование дочери отдала на откуп септе и никак результат не контролировала. Тирион хорошо учился в школе много читал, как и Оберин. Который и в подруги выбрал себе женщину неглупую и добрую - поспешившую выручить Сансу из неловкого положения сразу же, как только та в него попала. При этом Красный Змей, возможно, демонстрируя отношение дорнийцев в целом, не любит короля Визериса, а Тирион его, наоборот, очень уважает. Поскольку оба предмет знают, выходит, есть за что. А еще нам описали, кто кому кем приходился, и дали характеристику царствию аж трех королей сразу. Мы уже не говорим о том, что Оберин и Тирион при всей сложности политической ситуации между Мартеллами и Ланнистерами все больше симпатизируют друг другу.

Ну и что из сказанного является монологом Темного Властелина занудным изложением, не способствует раскрытию характеров или выбивается за рамки остального известного о персонажах? Правильно, ничего.

Если кто до сих пор еще не понял, мы официально подтверждаем свою точку зрения: каждое слово каждого персонажа у Мартина сказано неспроста. Потому что говорит это слово в конечном счете Мартин. И выбирает именно это слово, а не какой-нибудь синоним тоже он.

Итак, будьте внимательны, терпеливы и влюблены в текст. Иначе не случится с вами счастья.

Есть, правда, и здесь закавыка. Как порядочные люди и честные женщины, мы должны признаться со всей откровенностью, что далеко не всегда нам удается выстроить проколы, они же намеки, они же нелогичности, они же вешки в лабиринте, в приемлемую версию. То есть стройную и непротиворечивую на основании данного нам материала мы, конечно, создадим, нивапрос. Но далеко не всегда мы можем убедить себя и друг друга, что данная версия с высокой степенью вероятности есть то, на что Мартин намекает. И остается внимательно, терпеливо и влюбленно ждать, пока Лорд М. подкинет нам недостающие кусочки мозаики.

Вот, например, загадочное письмо, прилагавшееся к черепу Мераксес, и танец странных и довольно резких телодвижений, выполненных Эйегоном после ознакомления с почтой. Все это на что-то намекает, и похоже, что на нечто довольно важное. И, судя по всему, связанное с Рейенис.

Которая вроде как погибла в Дорне. Или не погибла? Но явно в Дорне.

А Дорн тогда вроде как завоевывали.

Причем занимается этим именно Рейенис, давно и явно без особого успеха. Первый раз одна. Второй раз с Эйегоном, Орисом и Тиррелами. И даже в третий раз не совсем понятно, все ли трое Завоевателей атакуют три дорнийских замка, или это снова делают Эйегон и Рейенис по какому-то своему графику.

Посему давайте посмотрим на проблему Рейенис в Дорне вот с какого угла: нафига этот Дорн был так сильно нужен Рейенис, а потом и Эйегону с его Орисом, но в войну до последнего не ввязывалась Висенья?


22. Еще раз о Завоевании, или Те же, но без Висеньи.

Нарисовавшаяся в ходе изысканий роль Висеньи в Завоевании в частности и в политике в целом оказалась для нас, скажем откровенно, неожиданной. Мартин любит прием "переворот", но не ожидать же такой подвох за каждым словом! Вот мы и не ожидали. Потому и не уделили процессу Завоевания должного внимания.

А между тем есть несколько эпизодов, заслуживающих пристального рассмотрения.

Вспомним кратко хронику войны за Вестерос и роль каждого из Завоевателей в ней.

Сначала были покорены земли вокруг Королевской Гавани - отдельно отмечено покорение Росби, Стокворта, Сумеречного Дола и Девичьего Пруда, где победу одержали все Таргариены и Орис Баратеон, а Висенья "не дозволила предать город [Сумеречный Дол] разграблению, но без колебаний присвоила его сокровища, изрядно пополнив казну завоевателей". Без последнего замечания хронист вполне мог бы и обойтись, следовательно, оно существенно для понимания целей и задач персонажей - выходит, из четырех главнокомандующих трое допускали право армии поживиться за счет взятого города, и только один решил, что солдаты перетопчутся подумал о бюджете будущей страны и лояльности жителей покоренных территорий.

Следующим пунктом программы одновременно досталось Штормовому Пределу, Харренхоллу и Долине Аррен. Причем если с Аргиллаком и Харреном удалось разделаться сразу и окончательно (подробности завоевания Речных Земель см. выше), то объединенный флот Долины и Браавоса силы Таргариенов под командованием Дейемона Велариона разгромил. Вмешательство Висеньи на драконе, пожалуй, свело битву к ничьей, но победой данный результат назвать сложно.

А вот битва на Пламенном Поле - несомненный успех, итогом которого стало открытие ворот Хайгардена.

Еще большим успехом стало отсутствие битвы у берегов Трезубца, где Торрхен Старк и его разведчики рассмотрели руины Харренхолла, а также рассекающих небеса Балериона, Мераксес и Вхагар. После ночи напряженных переговоров Север сложил оружие и продолжил жить как раньше, - и "ни один северянин не оставил у Трезубца своих обгорелых костей". Мудрые люди северяне.

Снова разлетевшиеся в разные стороны Таргариены на сей раз приняли капитуляцию Староместа (Эйегон), капитуляцию Орлиного Гнезда (Висенья) и отсутствие капитуляции Дорна (Рейенис). С этого момента началось новое летоисчисление. Таким образом, "нулевая" война с Дорном пришлась на "нулевой" год от З.Э. Запомним это для дальнейшего понимания временных отрезков.

Итак, несомненного успеха добились:
- все трое Таргариенов на Королевских землях, на Пламенном поле и на Севере;
- Эйегон в Речных Землях, но после предварительных переговоров;
- Висенья с казной покоренных городов и в Долине Аррен;
- Рейенис в Штормовых Землях, но совместно с Орисом Баратеоном.

В тех случаях, когда драконы действовали в тесной спайке, определить, кому принадлежат удачные идеи, не представляется возможным. Хроника также не дает конкретной информации.

Неудачи настигли а) Висенью в битве с объединенным флотом Долины и Браавоса и б) Рейенис в Дорне. Свою неудачу Висенья благополучно исправила, а вот с Дорном вышло по-другому.

Начало не-завоеванию Дорна положила именно Рейенис, облетевшая пустые замки, побеседовавшая с престарелой Желтой Жабой Мерией Мартелл и пообещавшая ей вернуться позже - с пламенем и кровью. Хорошее обещание. В нулевой раз с Дорном, короче, ничего не вышло.

В Первой Дорнийской войне в 4 году от З.Э. засветились следующие персонажи:
- лорд Орис Баратеон с армией на Костяном пути,
- лорд Харлан Тирелл с армией в Принцевом ущелье, а затем в западной части Дорна,
- лорд Росби в Солнечном Копье,
- Рейенис в Дощатом Городе и столице Дорна
- и Эйегон - практически везде.

Висенья блещет своим отсутствием. А почему? Несомненно, как в Винтерфелле всегда должен сидеть Старк, так и в лавке Королевской Гавани должен оставаться Таргариен. Однако позже поводом для строительства городских стен станет то, что Эйегон и Висенья "не в силах постоянно пребывать в Королевской Гавани" для ее защиты от пиратов. То есть время от времени случались ситуации, когда в столице никого из Таргариенов не было. И ничего, никто не умер, только вот стены бы возвести не помешало.

Кроме того, драконьего лету до Дорна вовсе не так много, чтобы совсем нельзя было оставить лавку город без своего присутствия. Получается, дело не в том, что на войну Висенья идти не может, а в том, что она этого делать не хочет.

Этим же прекрасно объясняется столь позднее - только через четыре года! - возвращение Таргариенов в этот неправильный Дорн с его неправильными пчелами. Висенью, похоже, устраивало властвовать и над Шестью Королевствами, но остальным Завоевателям в какой-то момент надоело ее ждать, и они решили поискать славы без нее.

Однако наличием завоевательских амбиций у одних и их отсутствием у другой это объяснить никак нельзя. Ведь Висенья на протяжении жизни воюет много, жарко и вовсе не поддерживает уменьшение королевства. Послужной список впечатляет: флот Арренов, Пламенное Поле, годы Гнева Дракона, предложение Эйенису обрушить кровь и огонь на верующих мятежников. Да собственноручное добивание убийцы на улицах столицы чего стоит! Вообще факт владения Темной Сестрой означает, что королева - самая что ни на есть амбициозная воительница. Женщины без амбиций в личное пользование семейные клинки не получают и наравне с мужчинами их не носят. Значит, в четвертом году от З.Э. дело не в желании посидеть на троне спокойно, а в чем-то другом.

Хроники свидетельствуют, что у Висеньи далеко не все в жизни получалось, а то, что получалось, не всегда выходило с первого раза. И это нормально и правильно - в мире Мартина, как и в реальности, сверхчеловеков не бывает. Но бывают умные люди, которые учатся на ошибках, а также следуют одному очень важному правилу: не влезай туда, откуда не будешь знать, как вылезти.

Известные нам Дорнийские войны (как Первая, так и война Дейерона Молодого Дракона) - пример того, что не во всякие заварушки целесообразно ввязываться, даже если очень хочется. Первый вопрос, который Висенье следовало бы задать воинственным родственникам: ну хорошо, летим мы в Дорн, а там опять все попрятались, как в первый раз - что делать-то будем? И мы видим, что плана на этот случай ни у одной, ни у второго нет. К сожалению, приходится констатировать, что человек со стратегическим мышлением в данных условиях в авантюру не полезет, а тот, кто полезет - человек, может, и неглупый, но горячий или (а скорее и) недальновидный. И ровня он Дейерону Молодому Придурку Дракону, про которого нам Бенджен Старк уже все сказал еще в начале первой книги (еще раз привет якобы пустым словам Мартина!).

Рассмотрим не-завоевание Дорна подробно.

В деле два новоиспеченых гранд-лорда: Баратеон и Тирелл. И если у Ориса дела в его регионе должны идти сколько-то гладко: все-таки близкий друг короля, десница, собственноручный победитель предыдущего властителя и собственночле... эээ... в общем, муж наследницы Штормовых Земель и отец ее детей, хоть и бастард без роду и племени (хотя бастардом Таргариенов Орис вообще-то считался всего лишь по слухам...), то у лорда Харлана в Просторе вообще швах. Потомков Зеленорукого Гарта в регионе множество и все они куда родовитей стюарда-Тирелла, всех заслуг коего - вовремя струсить и вынести на блюдечке ключ от ворот. Уж если и через триста лет Оленна урожденная Редвин презрительно отзывается о предках мужа, что говорить о современниках бедняги Харлана.

Участие обоих лордов обусловлено, с одной стороны, близким расположением к Дорну, а с другой - явным желанием утвердить свое положение, покрыв себя славой на поле боя.

"Первый натиск на Дорн возглавила королева Рейенис, на пути к Солнечному Копью стремительно захватывая местные замки. Она спалила Дощатый город огнем своей Мераксес". Однако о том, какие именно замки были сожжены, путеводитель не сообщает. Более того, отмечены метания по всему Дорну Эйегона, в то время как Рейенис непозволительно халтурит. Яндель, правда, по своему обыкновению информацию приводит то тут, то там, но мы - люди привычные, так что попробуем восстановить последовательность перемещений.

Заглянем в карту.

Дорн.jpeg
Автор карты Narwen, редакторская правка ЛедиЛёд, техническая помощь silv. Карта любезно предоставлена сайтом http://7kingdoms.ru, первоисточник здесь.

Пока Рейенис палит Дощатый город, Харлан с армией движется, вероятно, из Хайгардена по Принцеву ущелью, где горные лорды "изводили войска Таргариенов непрекращающимися набегами, то и дело устраивали засады". Для обеспечения безопасности прохода армию Простора сопровождает Эйегон. Дорнийцы без возражений растворяются в скалах. На пути лорда Харлана согласно карте встречаются замки Королевская Гробница и Поднебесье, первый не упомянут, последний обнаружен покинутым. Далее Эйегон довольно неожиданно возникает на восточном побережье Дорна. Так что в Пекло через пустыню, в которой многие воины погибли от зноя и жажды, Тиреллы, судя по всему, идут без него - и, достигнув цели, на некоторое время там остаются. Впрочем, если перед отбытием на восток Балерион распугал всех Уллеров, это тоже ничему не противоречит, разве что лететь раза в три дальше. Но что Балериону сделается-то?

Примерно в то же время по Костяному пути идет Орис Баратеон с армией, вероятно, из Штормовых земель. Орису тоже надо бы обеспечить поддержку с воздуха. Эйегон замечен и там - недолго осаждающим замок Айронвуд, "где ему противостояла горстка женщин, детей и стариков". Поскольку осаждать замок драконом - дело сложное (ну не кольцом же вокруг стен Балерион свернулся!), приходится делать вывод, что с Эйегоном возле замка должны быть какие-то войска. Самое логичное предположение - что Орис с войсками (или по крайней мере его авангард) таки ж преодолел Костяной путь и присоединился к королю.

Взяв замок и оставив Ориса, Эйегон летит дальше на восток - в Призрачный Холм и сражается там с поединщиком, оказавшимся "полоумным шутом лорда Толанда, чей господин бежал из своего владения вместе с домочадцами". Насколько шут был полоумным, а насколько героическим, это, как говорится, с какой стороны Стены смотреть. Но это так, к слову.

Следующей точкой приземления Балериона оказывается Солнечное Копье, где "королева Рейнис и король Эйгон, собрав оставшихся придворных и сановников, объявили о победе над Дорном и о переходе края под власть Железного трона. Оставив лорда Росби править в Солнечном Копье, а лорда Тирелла с войском – для подавления возможных мятежей, Таргариены на драконах вернулись в Королевскую Гавань". Заметим, что ни друга Ориса, ни добравшегося до Пекла Тирелла отважные покорители (которых, между прочим, как раз двое, по числу нуждающихся в поддержке союзников) не проведали и до дома не проводили. Хотя, казалось бы, неужели проход через ущелье опасен только в сторону Дорна?

Теперь зададимся вопросом, откуда в Солнечном Копье вообще взялся лорд Росби, чей замок находится неподалеку от Королевской Гавани? И не его ли появление объясняет отсутствие Рейенис при сопровождении сухопутных войск? Тогда все логично. Как раз из Черноводного залива удобно выйти флоту, для сопровождения которого был бы очень полезен дракон. Тогда зоной ответственности Мераксес как раз оказывается Дощатый город - чтобы лодочники, сколько бы их ни было, флоту Таргариенов, сколько бы его ни было, не навредили. А местными замками, стремительно захваченными Рейенис, являются поселения либо на Зеленокровной, либо на южном побережье Дорна. Все хорошо стыкуется как с посещенными (и не посещенными) Эйегоном замками, так и с самым логичным планом вторжения.

В принципе незадачливые покорители действуют пока весьма грамотно: Рейенис обеспечивает защиту флота, а Эйегон - проход армий по ущельям, где им грозит зажатие в клещи.

Однако на самый важный вопрос: как удержать захваченное и привести к присяге спрятавшихся дорнийцев, - Завоеватели так и не нашли ответа. Дорнийцы по-прежнему не сражаются по правилам. Рейенис с Эйегоном не могут придумать ничего лучше, чем изобразить, дескать, так и было задумано, и свалить, бросив сторонников на произвол судьбы.

Нехорошо.

Причем с Орисом выходит даже хуже, чем с Росби и Тиреллом. В какой именно момент войско Баратеонов взяли в те самые клещи, которые был призван предотвратить Эйегон, неясно. Яндель пишет, что полным разгромом закончилось нашествие Ориса Баратеона. То есть вроде бы - по пути в Дорн. Тем более что дальнейшего движения Штормовой армии нигде не отмечено. Однако, как мы помним, осада Айронвуда имела место быть. И это недвусмысленный намек на то, что в Дорн Орис таки дошел. И только потом был там оставлен возвращаться как-нибудь сам.

В хронике вообще подозрительно отсутствуют подробности этого момента. Что, как мы знаем, частенько означает попытку выгородить виноватого. Без подробностей по тексту выходит, что Эйегон сделал все, что мог, Айронвуд осадой взял, проход расчистил, а растяпа Орис где-то ходил-ходил и как-то сам в плен попался, так никуда толком и не дойдя. Обычное дело, проблемы связи. А вот если Эйегон бросил свою правую руку, защиту, лучшего друга, с которым даже домой по пути (и мы подчеркнуто ничего не будем говорить про любовь, ага?), это самое настоящее бытовое предательство.

Впрочем, имело ли место пленение Ориса по дороге туда или по дороге обратно - Таргариенов в целом и Эйегона в частности ни тот, ни другой вариант не обеляет. Конкретный оттенок: дурости (не проконтролировал проход) или подлости (бросил одного), конечно, обогащает характер, но в любом случае - не в положительную сторону. Выкинутый из окна Росби, замученные гарнизоны замков (какие, кстати? если Харлан кроме Поднебесья и Пекла никуда больше не дошел, а Орис вообще где-то на Костяном пути вроде как потерялся?) и сгинувшее в пустыне войско Тиррелов прекрасно дополняют картину полного провала миссии.

(Маргиналия в скобках. Королевская Гавань, Висенья на троне Шести Королевств. Вваливаются радостные Рейенис с Эйегоном, запыленные, с блестящими глазами, и начинают, перебивая друг друга, докладывать о великом успехе.

Висенья, выслушав, коротко: А Орис где?
Рейенис и Эйегон, после паузы, хлопнув каждый себя по лбу: Твою мать! ОРИС!!!! Так и знали, что что-то забыли...

Занавес.)

Отдадим, впрочем, Рейенис и Эйегону должное: приход в Дорн был неплохо спланирован тактически. Проблемы начались только тогда, когда дорнийцы отказались воевать по правилам. Сражайся они как положено, война кончилась бы победой Короны.

Но кто ж вам, граждане, обещал, что люди, один раз успешно отбившие ваши поползновения с помощью нетривиальных действий, в следующий раз построятся, козырнут и станут отбиваться исключительно в соответствии с вашими желаниями? Хотите биться в стену лбом, не слыша уроков реальности, - боги в помощь, конечно, но вообще-то вы тогда придурки, ребята.

Итак, почему среди завоевателей Дорна не было Висеньи? Ответ единственный возможный: потому что она считала затею бесполезной. Нового варианта Рейенис с Эйегоном не предложили, а старый, очевидно, нежизнеспособен.

Была ли возможность Дорн все же завоевать? Вероятно, нет, иначе ее попробовали бы реализовать. Но способ включить дорнийцев в состав объединенных Королевств был - и как раз он позже претворен в жизнь. Только присоединение несгибаемых длилось на протяжении царствования четырех королей. Впрочем, правление Визериса II длилось всего год, а Эйегон IV процессу сильно мешал, так что в более благоприятных условиях можно было бы управиться и быстрее.

Остается попробовать понять, нафига козе баян, то есть Рейенис Дорн. Что-то ничего не приходит в голову, кроме слегка подростковых желаньев самоутвердиццо, чета комута доказать, скорее всего сестре, которая сидит тут самая умная. Все это несколько ммммммм как бы на уровне амбиций Ники номер два "а стану-ка я главнокомандующим, чтобы всем родственникам доказать, что маленький рост для истинного Романова не главное!". То есть жуть кошмарная, но в истории, увы, случалось. Разве что у Рейенис акцент не вполне такой, хотя близко. Меня, ДРАКОНА, послали нах! Это оскорбление! На колени их всех! И Эйегон ей в этом то ли поддакивал, то ли по ее просьбе помогал - а может, тоже хотел доказать Висенье, что она тут зря сидит с видом самой умной на своих Шести Королевствах. Ща мы и без нее каааак завоюем тесной, но дружной компашкой на троих с Орисом Дорн! И раз и навсегда докажем, что тоже можем сидеть самые умные!

И только Висенья не стала вмешиваться. Не иначе как думала, что если раз послали - это еще ничего. Настоящее оскорбление будет, если / когда пошлют вторично.

Мудрая женщина, чоуж.


Tags: anna_y, c_a_r_i_e, Мир Льда и Огня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments